Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
WWW-Dosk
   
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
 
Страниц: 1 ... 16 17 18 19 
Стихи Анны Долгаревой (alonso_kexano) (Прочитано 32214 раз)
Ответ #255 - 04/10/19 :: 7:21pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
И такая весна над городом. И такая
Тишина – лишь над прудом шелестит осока.
В запыленное небо вперился, не моргая,
Зарастает тенями, пылью, травой высокой.

Заржавели киоски, кусты обступили гуще
У кирпичного дома – с детской площадкой дворик.
Но выходит дворник, последний из тут живущих,
Каждым утром на улицы эти выходит дворник.

И метла его громко швыркает по асфальту,
Прогоняет пыль, вырывает ивняк из трещин,
Поднимает птиц, отвечает птичьему гвалту,
Расчищает дороги, ставит на место вещи.

Вечерами он садится, открыв чекушку,
Сам с собой в домино играет под спелой вишней,
И целует солнце седую его макушку,
И он думает о далеком чем-то и вышнем:

Как вернутся сюда, когда в мире кончатся войны,
Сбереженный город наполнится голосами.
Его снимут с поста и скажут: «Спасибо. Вольно,
Дальше как-нибудь сами».
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #256 - 04/12/19 :: 2:06pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
Белка и Стрелка перебирают лапами.
Вокруг у них – бездна, звездами перелатанная.
И Белка говорит Стрелке: что будет, когда все кончится?
С нами, шерстяными летчицами?

Мы, говорит, уже оставили тут дыхание,
Мы здесь летали, нас на земле слыхали,
Черные дыры в наши глаза глядели,
Теперь это наша Россия, наши владения.

Стрелка говорит Белке: возьмут подписку о неразглашении,
О том, что видели, пока тут болтались, как вермишели
В горячей воде. Давай никогда не вернемся,
Останемся тут, где не светит Солнце.

А Белка говорит: мы везде, на самом-то деле,
Где летали, где бегали и сидели,
Мы вернемся на Землю, мы принесем потомство,
Но в то же время никогда не вернемся.

…А на детской площадке красная с серебром ракета,
Происходит июль, полный зелени, полный света,
И пацан по ракете лезет, сдирая кожу.
И щенок внизу одобрительно тявкает: сможешь.
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #257 - 04/21/19 :: 2:40pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
А воздух жаркий, и липкий, и так его мало.
Пропустите, говорит, пропустите, я Его мама,
но ее, конечно, не пропускают,
ад хохочет, трясется, и зубы скалит,
торжествует.
А она говорит: дайте мне хоть ручку Его неживую,
подержать за ручку, как в детстве,
я же мама, куда мне деться.
Вот она стоит, смерть перед ней, в глаза ей смеется,
Пасть у смерти вонючая, зрачки-колодцы,
Смерть идет по земле, истирает гранит и крошит,
А она отвечает:
Маленький мой, хороший,
Ты уж там, где ты есть, победи, пожалуйста, эту дрянь.
Ты вот ради этого, пожалуйста, встань,
Открывай глаза свои, неживые, незрячие.

И плачет, сильно-пресильно плачет.

Он войдет в ее дом через три дня.
Мама, скажет, мама, послушай, это и правда я,
Не плачь, родная, слушай, что тебе говорят:
Мама, я спустился в ад, и я победил ад,
Мама, я сделал все, как ты мне сказала.
Смерть, где твое жало?

Анна Долгарева

посвящается милой моей Татьяна Сертун (Tania Sertoun).
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #258 - 05/06/19 :: 1:28pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
как страшно умирать,
когда повсюду одуванчики цветут,
как желтые цыплята – там и тут,
и вот еще – сиренью во дворах
запахнет скоро.
нет, ну как тут умирать.
куда еще – вот липы зацвели,
как нежно, господи, как страшно - уходить
от влажной и вздыхающей земли,
так холодит в груди.
так нежно, господи, и так легко, легко
касаться тонких листьев абрикос,
зеленых и шершавых.
далеко
не отпускай любимых, обнимай,
поскольку в этот нежный, страшный май
никак нельзя их отпускать – а вдруг
как птицы, улетят, и не удержит
кольцо из рук,
и что тогда останется – надежда.
в тумане кажется, что человек стоит
на горке, и рукою машет, и
как будто можно подойти
(на самом деле, нет).
а все это лишь свет, небесный свет,
который заливает все пути.
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #259 - 06/05/19 :: 4:45pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
Марья ходила по краешку Белого моря,
Белое море было черным и синим,
Было оглушительное и немое.
Марья ставила камень на камень, просила:

"Сердце мое ходит по далеким дорогам,
Девять тысяч демонов на дорогах этих,
Я молилась людскому Богу, звериному богу,
Но не допросилась даже и об ответе.

Нож в дверном косяке истекает кровью,
Утром гляжу на землю, а она бурая и намокла.
Ты верни его мне. Я пойду по острым камням да по битым стеклам,
Я дойду до самого до земного краю.
Одеялом из трав я его укрою.

Буду петь ему песенку, исцелятся и раны, и горе,
Девять тысяч демонов рассыплются да рассеются.
Ты возьми меня, белую Марью, Белое море,
Ты верни мое сердце".

Каменные сейды стояли, немы и строги.
Ветер соленые брызги нес в деревеньку.
Белое море глодало Марьины ноги,
Слизывало кожу с них помаленьку.
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #260 - 06/07/19 :: 5:37pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
И вдруг он виден.
Как небеса. Как та мечта, к которой
Всю жизнь идешь – и вот осталось выйти
Через пылающий от солнца город.
И вот он – Смольный.
Мой город, древний терем из костей,
Болотный город, и морской, и вольный,
И корабли горят в чудовищном костре,
как больно, больно.
Как больно, мамочка, как страшно здесь идти,
где фонари суть черепушки из кости
и светят страшно синими очами.
Но он встречает -
Во всей своей крылатости, свободе.
Такой небесный, дивный, голубой,
И не забыл Господь про нас с тобой,
за ручку до сих пор, как деток, водит.
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #261 - 06/14/19 :: 2:49pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
ВЛАДЫЧИЦА МОРСКАЯ

Когда Людмила закончила разделывать мясо
И вышла из последнего рабочего дня в двухнедельный отпуск,
То лето внезапно упало на нее всей тотальной массой,
И она плеснула на землю пиво, и это был первый откуп.

Когда она летела, то вспоминала детство и Севастополь,
Когда они приехали с мамой в плацкарте, питались лапшой растворимой,
С тех пор во дворе вырубили кусты жасмина и старый тополь,
А Людмила вообще уехала. И море было все как-то мимо.

Она увидела его на рассвете. Побежала вперед, споткнулась,
До крови рассекла ногу, и это была вторая жертва.
И море, выглянувшее из каменистых зеленых улиц,
Сказало ей, что нет ни разводов, ни смертельной жатвы,

Ни похорон собаки Жужи в прошлом июле,
Ни работы, где душно и пахнет кровью,
А есть только девочка Люда и мама Юля,
Ну куда ты высунулась, дай укрою.

И пошла как была она, в шлепках, при покрывале,
Но потом оставила их и дальше пошла по камням придонным,
И глядела сквозь свет зеленый, а медузы к ней подплывали
И смешно щекотали ее ладони
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #262 - 06/19/19 :: 3:29pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
Такое лето.
Я выхожу из дома –
Искать чернику, спрятанную в траве.
Как пахнут сосны – как горячо, знакомо,
Как пахнет детство – хвоей пропахший свет.

Такое лето.
Яблоко наливное.
Песок на пальцах – шершавый.
Я выхожу.
Мне обещали: нет впереди покоя,
но ползает по траве золотистый жук.

И я – как огромный медведь, что бродил по свету,
И бок разодрал о камни, и сердце свое потерял, -
склоняюсь к траве над черникой,
обняв планету
и становлюсь благодатный материал,

чтоб прорасти – невиданными цветами,
белыми, мелкими,
с капелькой крови внутри.
Сосны, качаясь, танцуют извечный танец,
Солнце горит на смоле.
Как в детстве, горит.
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #263 - 06/21/19 :: 10:45pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
Когда спадет жара, наступит ночь,
Тогда дорогу вдаль мне напророчь,
Дорогу в свет. И сядем у костра.
От солнца так морщинисто-стара
Трава, но расправляется в ночи.
Я потеряла старые ключи
И возвращаться некуда. Паук
Бежит по смыку загорелых рук.

Давай как будто это лето - не
Последнее. Как будто там, в волне
Большой реки мы далеко плывем,
Потом сосиски жарим над огнем.
Как будто будут лета - много, мно...
Ну хоть одно, пожалуйста, одно.

Давай молчать и жечь большой костер.
Земля вздыхает. Из открытых пор
Выходят насекомые в ночи.
Скажи: так будет снова. И молчи.
Давай же слушать ветер, пить же ром
И есть сосиски над большим костром.

Пока мы живы, живы мы пока,
И плещется огромная река,
И происходит лето - и оно
Горит. Пускай потом еще одно,
Пусть будет.
Тоже постарайся быть.
И ветер шевелит вверху дубы.
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #264 - 06/24/19 :: 6:46pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
Гипсовый пионер Алеша
Из заброшенного лагеря "Огонек"
Спрыгнул однажды с постамента
На пятки гипсовых ног,
И вострубил пионер Алеша,
И пела его труба,
Как чайка над морем,
Как камни в ручье
И ветер в дубах.
Но никто не услышал пионера Алешу,
И тогда он пошел
Арматура торчала из дырки в груди,
Но было ему хорошо.
Шел он, подобный ангелу,
Шел по Руси,
Ни хлеба, ни крова и ни воды не просил,
Но ему давали.
И он говорил, поедая суп:
"Я думал, что все не зря, когда трубу я держал у губ,
Я думал, что главный звук внутри у меня зачат,
Я думал, что есть работа для трубача".
Его привечали
Главным образом, старики,
Хотели б оставить, но он уходил с тоски,
С лицом архангела,
С раскрошенной гипсовою губой
И неизменной своей трубой.
Гипс - это твердый, но хрупкий материал.
Когда Алеша
Дошел до моря и заиграл,
Не было у него ни пальцев,
Ни уха под волосами,
Словно его травили дикими псами.
Но он заиграл,
Запел он своей трубой,
И вышел навстречу ему подпевать прибой,
И так сказал:
" Господь принимает всех".
Трубил Алеша,
Трубил, не смежая век,
Пока не вздрогнули
У него за спиной города,
Пока не поднялся тревожно
Старый солдат,
Пока не согнулся в приступе кашля министр,
Трубил Алеша, и звук был, как море, чист,
Трубил,
Пока, рассыпавшись, не осел.
Господь принимает всех.
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #265 - 07/08/19 :: 9:48pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
Я не брала с собой ни единой вещи из дома, ни крошки хлеба,
чтобы никогда не найти дороги назад.
Братья мои спят под высоким северным небом,
Братья мои неродившиеся, из небыли, из нигдебыли,
Братья-нечеловеки, здесь под камнями спят.

камушки мои да сокровищи.
потерялась и не ищи.

Я собираю прозрачные камни в море во время отлива,
первые ягоды ищу между сосновых корней,
я прохожу по желтым иголкам через бузину и крапиву,
слушаю только шум деревьев да птиц стрекотливых,
день ото дня становясь все зорче и все немей.

камушки мои да сокровищи,
не бери с собой ни единой вещи.

Так я и останусь, прозрачным камнем, деревянным резным талисманом,
носовой фигурой затонувшего корабля.
В лабиринте из вросших в землю камней каждый вспомнит свое и странное,
вспомнит заветное. С моря подступают клочья тумана.
Невозможно сладко пахнет земля.
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #266 - 07/15/19 :: 6:04pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
Ну вот и еще одно лето растаяло на языке,
Растеклось мороженым по подбородку и по щекам,
И у подъезда старушка, одуванчик в ее руке
Отпускает свои семена туда, где не видно нам.

И нас стало меньше. Однако во дворе тополя -
Устремленные, как ракеты, в звездную высь.
И девочка с расцарапанными ногами, и глинистая земля,
И козырек подъезда выдается, как мыс.

И нас станет меньше, нас не станет совсем,
Но это неважно. Лето течет по щекам, не попадает в рот.
Солдатик идет домой, он с войны возвращается в семь,
И мама его обнимет и старого мишку найдет.

И заснет солдатик с мишкой под головой,
И мы заснем среди лета, янтарное ложе станет кровать.
Девчонка во дворе считает: первый, второй,
Выходи играть.
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #267 - 07/18/19 :: 7:30pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
Наблюдать, как краснеет, горит как и зреет рябина,
И каштаны щетинятся, тёмно твердея внутри.
Это лето на спад повернуло, я раньше любила
Наблюдать охлажденье воды, и небес, и зари.

Кто любил меня, тот теперь счастлив, и это прекрасно,
И холодное лето, и дети играют в квача.
Проступает закат темно-синий на небе контрастном.
Ничего, ничего. Я смотрю, как рябина становится красной,
Как она изнутри горяча.

Возле детской площадки у кошки в коробке котята,
Продолжается жизнь. Кто любили меня, те прошли,
Как проходят дожди. Занавеска балконная чья-то
Так дрожит, словно хочет совсем улететь от Земли.
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #268 - 07/24/19 :: 7:18pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
Конец июля выдался дождливым,
вверху – туман, и лужицы – внизу.
В метро узбечки продавали сливы,
и базилик, и нежную кинзу.

И срезанной травой пах ветер хлесткий,
а там, где скошена была трава,
стояли тонкокостные подростки
и целовались, как гусенка два.

Укрой меня, пожалуйста, укрой же,
дай мне заснуть, согреться в тишине
под крепкою под каменною кровлей,
и за руку держать тебя во сне

в дождливом лете, в сумрачном июле,
где человеки в призрачном дыму
так сонно бродят, души распахнули,
так тянутся незнаемо к кому.
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #269 - 07/25/19 :: 3:42pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24457
*
 
УТОПИЯ
(оммаж компьютерной игре "Мор.Утопия")

0.

Стоит ли говорить о том,
что все дается трудом,
что живи по заветам - и будет счастье тебе, и дом,
не ругайся со старшими, не нарушай законов,
и ты станешь истинным членом,
а потом уважаемым стариком.

Это все полноценно, весомо и так исконно -
чтобы не понять, нужно быть идиотом и мудаком.

Дети собираются в кучки, шушукаются, говорят, что скоро.
Собирают своих зверушек,
орешки,
выкапывают секретики под кустом.
Они придумывают новый прекрасный город,
и старый охватывает огнем.


1.

На закате степь становится красной,
осенней, почти морозной,
она смотрит в небо, огромна и безучастна,
молчит предгрозно.
Выгорела земля и озимые семена.
Тишина.

Она открывает глаза и видит себя в земле,
за шиворотом холодные комочки нечерноземья.
Над зачумленным городом тихо
которую сотню лет,
и в уютных домах сопят
еще здоровые семьи.
Все кладбище - в увядающем ковыле.
Она выбирается
и идет.
Смелее.
Смелей.

Говорят, что мало кого там рождает степь,
может быть, чтоб наказать,
а может быть - исцелить.
А она идет и очень хочет успеть,
Закрывай глаза и увидь же ее.
Увидь.


2.

Бродит чума по городу, листья дышать устали. Мертвые голуби. Желтый осенний свет.
Кира живет в волшебном кристалле, выхода из которого нет.

Тише, не пей из отравленного колодца, мертвых по имени не зови.
Если покинуть кристалл, взорвется зараза в ее крови.

Язвами зацветет по ладоням тонким,
жаром окрасит рот,
мертвым черным котенком дорогу ей перейдет.

Кире четырнадцать, у нее есть любимый ужик. В кристалле весело, туда приходят играть,
лишь не ходи наружу, не возвращайся домой, не ложись в кровать.

Если ты верить не перестал, то и листья тебе - червонцы,
покуда веришь в волшебный кристалл, то и смерть от тебя отвернется,

В городе ветер заразой веет, но дело совсем не в том.
Дети в кристалле становятся все взрослее. С каждым проклятым днем.

У Киры есть брат. У него настоящий ножик. Он выходит победителем в каждой из драк.
Он гоняет пришельцев (и взрослых тоже), он отлично умеет так.

Дети знают, как пахнет кровь и как хоронить погибших,
дети играют патронами, катают их в пальцах гибких,

дети сочиняют, как победить чуму,
приносят Кире заколдованные конфеты,
только не верь, не верь никому. Взрослым уж точно здесь веры нету.

У взрослых своя игра - их мир от чуда устал,
они говорят "пора" и наводят орудия на кристалл.

Осень, расквашенная дорога, мерзкая, злая слякоть.
Дети умеют лечить немного. И не умеют ни капли плакать.

Нынче хреновые сказки в мире, замешанные на крови.
Молча ребята приносят Кире орешки свои и патроны,

Небо коптят посеревшие трубы, много осколков лежит на песке.
У брата Киры тонкие губы и тонкий ножик в руке.


2.

Не ходи во степь, на следы их не наступи, если есть оберег - покрепче сожми, зажмурясь. Говорят, что они приходят из вечной Степи, словно ветер с востока и пылевая буря. Говорят, что у них вместо ног - обломки костей, говорят, что заметишь, если вовремя присмотреться, говорят, что они особо не любят детей, и еще что они совсем не имеют сердца.

Есть одна в этом городе - бывает, идет навстречу, и как будто степное солнце глаза ей жжет. У нее всегда исполнены яда речи, и еще говорят, что она никогда не лжет. Все равно ей не стоит верить, держись подальше, обойди стороной и ей не смотри в глаза.
Не бывать порожденью Степи человеком, даже
если очень хочется обратное доказать.

Бродит ветер по городу, слышно его не сразу, пахнет степью, и в ужасе крестятся горожане. Говорят, что они хозяйки любой заразе, просыпают дикое семя в дыру в кармане.

А она на рассвете выходит в степь и приносит ей в жертву кровь.
И сжимается больно заразой выжженное нутро.

Умирает город, дети точат ножи, что поделать - никто не подскажет, никто не знает. Если слишком долго в городе этом жить, вырастает сердце в груди, как трава степная. Слишком много горькой настойки на злой траве, не забыться, не успокоить живое сердце, только вкус на губах, да ясно так в голове,
и еще никак не согреться.

Горожане ропщут, город больной расколот, на доске друг с другом сходятся два ферзя.
"Ты иди. Выручай этот чертов город.
Мне нельзя".

И глядит ему вслед, и кутается, и стынет, не смотри на нее, уж лучше глаза закрой.
Пробиваются в городе стебли степной полыни, на земле проступает кровь.


3.

Она выходит на станции, дальше идет пешком.
Перед ее приходом ежится каждый дом,
о ней говорят вполголоса,
шепотком,
лучше - с закрытым окном,
самый умный - тот, кто всегда молчит.
Она приходит, отражаясь сразу во всем,
бубновым тузом,
черным ферзем.
Гамбит.

Она приходит. Замирают, молчат дома.
В свете фонарей - извилистая дорога.
Нечего взять с меня, руки пусты, пусты закрома,
проходи, не трогай.

Она идет по улице, прямая, словно солдат,
и все молчат.

Не говори, не думай, по имени не зови,
старые сказки замешаны на крови,
старые сказки знают: не верь приходящим с севера,
двери закрой, постучи по дереву, нить порви.
Утро приходит ознобом и небом серым,
утро невозможно остановить.

Ветром и тусклым светом на зданиях оседает,
от росы трава тяжелая и седая.

Она выходит на улицу, гаснет свечи фитиль,
на ее дороге ветер гоняет пыль.
Миттельшпиль.

Город сутул, некрасив, уныл и помят,
кутается в причудливый листопад.
В старом пустом соборе звучит набат,
люди собираются
и молчат.

Это - эндшпиль,
развязка,
наконец - долгожданный финал,
это - взвешивается, кто здесь и как играл.
И она к толпе опускает тяжелый взгляд.
Говорит:
- Выбирайте сами.

И все молчат.


4.

Догорел костер, и угли уже остыли.
Это все во сне.
Поезд проходит осеннее утро навылет,
по костям степи,
по мареву из полыни,
по тишине.
В степи выставляют посты, выгружают орудия,
в городе просыпаются люди.

И становятся слышно первые истошные голоса.
Вокруг города дорога завязана, как петля.
У генерала - словно запылившиеся глаза:
выжженная земля.

Говорят, что если чума - то звучит труба:
запрещенные чудеса или тайная ворожба,
или что-то такое, чему на свете никак бывать не судьба:
странная песня, система зеркал
или волшебный кристалл.

Говорят, что если внимательным быть, то все же
можно эту заразу вовремя уничтожить,
и все будет как раньше, и все останутся жить.
Генерал молчит, сжимая руки до синих жил.

Он знавал сраженья, раны, беду и зной.
И большая степь лежит за его спиной.
Выжженные травы да перегной.


5.

Младший брат, как всякий творец, - он почти бессмертен,
не боится темных улиц и подворотен,
как он синеглаз, улыбчив и беззаботен
в этом захолустье, в чумной круговерти,
в этом темном омуте, где тихо смеются черти.
Если скажут, что он гениальный художник, то вы не верьте.
Он когда-то был им. А нынче уже не годен.

Старший брат идет по улице, руки в карманах,
осенью так резок,
назойлив ветер.
Старшего не любит никто почти на планете,
только младший брат
и почему-то дети,
бегают, смеются - "Дядь Андрюша, хочешь конфету?".
У него глаза усталого наркомана
и еще на поясе два пистолета.

Их обоих молва не любит, боятся люди
фантазеры всегда по другую сторону зла.

Говорят, что младший когда-то придумал чудо
на которое даже смерть только глянула -
и ушла.

А у младшего руки все тоньше, тоньше,
все заметнее, какой он бледный, уставший, тощий,
он глядит в осеннее небо, как из-под толщи
прошлогоднего льда:
"Ну бери меня, ну бери,
только чудо мое не трогай,
присмотри за ним, присмотри,
ведь любая мечта сбывается там, внутри,
там играют дети, там вечно заря горит..."
И отсчитыват мгновения:
Раз.
Два.
Три.

И мгновения вытекают, словно иприт.

Старший бегает, ищет, где бы добыть лекарства,
может быть заколдованную настойку,
может, таблетки,
чтобы этот чудак увидел весной акации,
чтоб дожил и не расплескался,
чтоб увидел степную траву и сирени ветки.

Говорят, что тот, кто смерть повидать успел,
кто стоял среди черных орудий и мертвых тел,
у кого стекала по пальцам кровь -
мол, и жизнь он видит яснее, словно прозрел,
говорят, что Каин был земледел,
а Авель резал коров.

Но еще говорят, что в мире
места нет чудесам,
если душу туда источил, то виновен сам,
Говорят, что чудо - это источник бед
и должно быть истреблено:
огонь,
динамит.
Младший брат улыбается небу вслед:
он второго такого не сочинит.

Старший брат берет пистолет.

Говорят, что тот, кто ближе ходил со смертью,
будет сторожем младшему в черной земной круговерти,
и прикроет,
и сохранит...


6.

I

Этот мир стоит на крови,
на костях,
на жертве.
Кто-то приносит в жертву себя, а кто-то других.
Это правильно: так входит кинжал под дых,
так на кресте умирают
ради прощения малых сих.
Так встают на последний путь - и бьет по глазам прожектор,
и становится не до тревог земных.

Но еще говорят: если старое выжечь дотла,
перекопать снарядами на метр в глубину,
то волшебный кристалл,
или песня
или странные зеркала
будут строить вокруг себя другую весну,
новый мир, где прямы дороги, чисты колодцы,
где ничем
никому
никогда
пожертвовать не придется.

верь мне, верь, -
возможно на свете всё,
и огонь, и кровь, и высокая синева,
верь мне - даже если не повезет,
даже если я неправа.

И она стоит перед ним, говорит ему,
он кладет ей руки на плечи и спрашивает: ты святая?
И в степи сквозь осеннюю
выгоревшую тьму
несколько травинок
пробивается,
прорастает.


II

Трусов в рай не берут - им туда нельзя.
В опустевшем соборе стоит тишина жестяная.
Шаг. Второй.
Сходятся два ферзя.
По традиции, белые начинают.

И не воют собаки. Не заливаются птицы.
Выбирает город. И время ждет.
Горожане стоят и ждут, когда все решится.
Кто-то жует захваченный бутерброд.

И когда генерал выходит и опускает руку устало, -
залп орудий
по заколдованному кристаллу.
Вот тогда выдыхают, как будто общество
как-то разом все осознало.


III

будь со мной,
направляй меня в самое жаркое в мире пекло,
отведи беду,
позови меня,
подтолкни.
кто страшнее - чума, толпа, человек ли?
кто зажжет впереди огни?

я сотру эту жизнь, я сумею построить новую,
я не сдался, даже в этот раз проиграв.
будь со мною - тенью, землей и кровью,
даже если я сто раз,
миллион
неправ.

Он встает, выдыхает и входит в поезд,
не думая ни о чем.
И едва различима тень за его плечом.

https://www.netslova.ru/dolgareva/stihi.html?fbclid=IwAR0SEkx6SIyBYLKZykuo2GHv1E...
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Страниц: 1 ... 16 17 18 19