Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
WWW-Dosk
   
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
 
Исторические анекдоты (Прочитано 644 раз)
10/23/17 :: 3:40pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 23802
*
 
Не мое, тут нашла: https://olga74ru.livejournal.com/576931.html

Цитаты Александра III. Известные и не очень

Я практически не пишу о мужчинах, но описывая судьбы дам 19 века я то и дело встречаю цитаты Александра III, истинного, на мой взгляд, государя.
     Александр III был глубоко нравственным и честным, на редкость простым, веселым и очень остроумным человеком. Многие из его резолюций сделались классическими.

...
И. Репин, «Приём волостных старшин Александром III во дворе Петровского дворца»

    Наверняка многие знают более известную историю другого «политического преступления»… Бузивший в кабаке крестьянин заявил, что ему" и на царя плевать". И подкрепил слова делом: плюнул на висящий здесь же портрет Александра III.
     Дела «об оскорблении Величества» доводились до сведения императора. «Оскорбителя» приговорили к шести месяцам тюрьмы, о чем и сообщили монарху. Александр III хохотал.
— Он наплевал на мой портрет, и я же за это буду его кормить шесть месяцев?
     Резолюция императора состояла из трех пунктов:
1. Императорских портретов впредь в кабаках не вешать.
2. «Оскорбителя» послать подальше.
3. Передать ему, что император тоже на него плевал.

В другой версии этой истории фигурирует не крестьянин, а солдат Орешкин. Принципиальна ли разница? Иногда да. С солдатом приказ был исполнен официально и по-военному: виновник был поставлен перед строем полка, и ему во всеуслышание было объявлено решение императора. В первое же воскресенье солдат пошел в церковь, где перед образом святителя Николая дал обет не прикасаться к водке. Интересно, что этот же анекдот рассказывали о Николае I. Что ж, это закономерно. Многие отмечали сходство характеров внука и деда.

     Характерен известный эпизод с рыбалкой, которую Александр III очень любил. Однажды, когда он рыбачил на Карпином пруду, к нему примчался министр иностранных дел и стал настойчиво просить немедленно принять посла какой-то западной державы по важному европейскому делу. На что Александр III ответил: «Когда русский Царь удит рыбу, Европа может подождать».

    Известны его слова, ставшие уже крылатыми, только часто их цитируют в урезанном виде, полностью они звучат так: «Во всём мире у нас только два верных союзника — наша армия и флот. Все остальные при первой возможности сами ополчатся на нас».

     Он не вмешивался в дела других стран, но и своей страной не давал помыкать. Вот один пример.
Спустя год после его восшествия на престол, афганцы, науськиваемые английскими инструкторами, решили откусить кусок территории, принадлежащей России.
     Приказ царя был лаконичен: «Выгнать и проучить, как следует!», что и было сделано.
    Посол Британии в Санкт-Петербурге получил предписание выразить протест и потребовать извинений. «Мы этого не сделаем» — сказал император и на депеше английского посла написал резолюцию: «Нечего с ними разговаривать».
     После этого он наградил начальника пограничного отряда, орденом Святого Георгия 3-й степени.
После этого инцидента Александр III сформулировал свою внешнюю политику предельно кратко: «Я не допущу ничьего посягательства на нашу территорию!»

     А вот малоизвестные резолюции Александра III:
Елизавета Вестман, вдова адмирала С. С. Лесовского (заслуженного морского офицера, занимавшего пост Управляющего Морским министерством), получала за мужа пенсию. Решив вступить во второй брак (в этом случае выплата пенсии прекращалась) и желая сохранить пенсию, вдова подала соответствующее прошение на высочайшее имя. В прошении она выражала уверенность, что Государь и Россия «не забыли службу ее мужа». Государь отказал с резолюцией: «Ни я, ни Россия не забыли службу почтеннейшего Степана Степановича, а вот вдова его забыла».

    Дошедшие до нас остроты Александра намекают не только на прекрасное чувство юмора, но и на живость ума и умение и импровизировать.
Взойдя на престол, Александр III спросил у знатоков истории, чьим сыном был Павел I.
— Скорее всего, графа Салтыкова.
— Слава тебе Господи! — воскликнул Александр III, — Значит, мы русские.

    Но происхождение Павла I, усилиями Екатерины Великой, было окутано ореолом таинственности. Неудивительно, что в другой раз император получил другой ответ:
— Отец Павла Петровича — император Пётр Фёдорович.
— Слава Богу, мы законные! — ответил Александр.
В конце XIX века можно было и посмеяться. Никто давно не сомневался в легитимности ни Александра III, ни самой династии.

    Хотя родственные связи для людей знатных, естественно, важны. Тем более, для императорской фамилии. Великий князь Николай Николаевич, кузен Александра III, решил жениться. Избранницей его стала купчиха, да ещё ко всему — разведенная. На подобный союз требовалось согласие главы правящего дома. Император согласился, с условием: этот союз он будет игнорировать; и у жены кузена не будет официального положения при дворе. Перед свадьбой невеста потребовала, чтобы великий князь добился для нее должности. Когда просьба дошла до императора, тот вообще запретил кузену жениться. Как заметил Александр, он в родстве со всеми европейскими дворами, а вот с петербургским Гостиным двором не был. И быть не хочет.

Хотя при необходимости император умел быть дипломатичным.

    В 1891 году Петербург посетила французская эскадра. Торжественная встреча, звучат гимны обеих держав, военные с обеих сторон берут под козырек… Вот только французский гимн — «Марсельеза» — в России запрещен. Представим картину: звучит запрещенный революционный гимн, и российский император Александр III, как полагается военному, берет под козырек… Отказаться нельзя, мероприятие официальное и важное для налаживания отношений с Францией. Гофмаршал (чин, ответственный за дворцовое хозяйство и организацию приемов) В. С. Оболенский обратил внимание императора на этот щекотливый момент.
Выслушав, Александр сказал:
— Мы же не можем дать французам другой гимн? Играйте тот, какой есть. Ничего, после «Марсельезы» они шапки снимут и «Боже, царя храни!» выслушают!

    Иногда дипломатия Александра III имела и другую сторону… Императору сообщили, что по политическому делу арестовали писательницу Цебрикову (тогдашняя «оппозиционерка», писатель, публицист). Александр III наложил резолюцию: «Отпустите старую дуру!» Это был удар по репутации! Над шуткой смеялся весь Петербург, включая ультрареволюционный. Карьера Цебриковой была загублена.

    Иной раз приближенные правителей не только записывают становящиеся анекдотами события, но и сами в них участвуют. Так что многие «ляпы» правителей в реальности — дело рук приближенных:
    Однажды Александр III, взглянув в окно Гатчинского дворца на железнодорожную станцию, сказал:
- Сколько лет живу в Гатчине, а в первый раз вижу, что станция — между дворцом и военным полем и отчасти его закрывает.
Через несколько дней император снова взглянул в окно.
— Со мной творится что-то странное — я не вижу станции!
Выяснилось, что станцию перенесли в сторону так, чтобы она не загораживала военного поля. Александр удивился:
— Да зачем же?!
— Ваше Величество изволили повелеть перенести станцию.
— Что ни скажешь, из всего сделают высочайшее повеление!

   Александр III о своих высших чиновников:
— Когда докладывает Дурново (директор Департамента полиции), я все понимаю, а он ничего не понимает; когда Витте (министр финансов) — он все понимает, зато я не понимаю; а когда Кривошеин (управляющий Министерством путей сообщения) — не понимаем ни он, ни я.

    И еще одна история. Почти неприличная — но... из песни слов не выкинешь.
    Перед экзаменом в морском кадетском корпусе кадет Зуров оказался в учебной части. Инспектора классов вызвали по срочному делу, Зуров же увидел типографскую форму с текстом контрольных задач. Запомнить было невозможно, переписать не успеть. Решение нашлось! Спустив штаны, кадет уселся на типографский камень. И едва успел привести себя в порядок до возвращения инспектора. После друзья Зурова списали с отпечатка текст контрольной. Естественно, когда весь курс блестяще справился с заданием, начальство заподозрило неладное. Когда причина выяснилась, Зурову грозило исключение из корпуса и разжалование в матросы. Но Александр III не утвердил решения, со следующей резолюцией: «Дело прекратить. Кадета Зурова наградить за находчивость. Такие смелые и инициативные офицеры нужны русскому флоту».
     Возможно, это байка… Впрочем, вполне в духе Александра III. Но кадет, а впоследствии капитан 2-го ранга Зуров существовал в реальности. В Цусимском сражении он, старший офицер крейсера «Светлана», погиб в неравном бою вместе с крейсером.

    Когда англичане посягнули на российские интересы в Афганистане...
"Он подошёл к столу из камня, ударил кулаком — стол разлетелся. Всю казну на войну! Англичанам это стало известно. И только этого было достаточно, чтобы война была остановлена", — рассказывал Кирилл, митрополит Смоленский и Калининградский, председатель отдела внешних церковных связей Московского Патриархата.

     И из забавного напоследок: когда командующий военным округом М.И. Драгомиров забыл поздравить Александра III с Днем рождения и вспомнил об этом лишь на третий день. Недолго думая, генерал послал телеграмму: «Третий день пьем здоровье Вашего Величества», на что сразу получил ответ: «Пора бы и кончить».

...
 

My armour is Contempt.
IP записан
 
Ответ #1 - 11/20/17 :: 1:49am

Luz-das-Estrelas   Вне Форума
Дорогой гость

Сообщений: 154
***
 
Про кадета Зурова, сидевшего на типографском камне, читал маленько другую версию -- что это был литограф (т.е. печатник), а не кадет, а вот кадеты с него списывали Улыбка (см. "Мальчики с бантиками" Пикуля).
 
IP записан
 
Ответ #2 - 12/25/17 :: 8:25am

Mixtura   Вне Форума
Живет здесь
Москва

Пол: female
Сообщений: 637
*****
 
https://vk.com/id337964339?w=wall337964339_6006

Это не совсем анекдот, но, наверное, сюда.
Автор -- В.Мараховский

Цитата:
Сегодня, ув. друзья, напоровшись спросонья в ленте на кусок из "Золотого телёнка", я вдруг сообразил. Комический персонаж Фунт из данного произведения - на деле персонаж эпический.

Ему в 1930 году девяносто лет - значит, он родился примерно в 1839-м. То есть Фунт на десяток лет младше Льва Толстого, а когда родился Антон Павлович Чехов - Фунту было уже двадцать и он, вероятно, уже сидел.

Когда родился Фунт - Гоголь ещё не дописал "Мёртвые души", русская литература не знала, что они есть. Одессой (мы будем считать Черноморск Одессой) руководил ещё граф Воронцов, объект лютых диссов А.С. Пушкина. Третьим отделением командовал ещё былинный Бенкендорф, вовсю выходила "Северная пчела", Наталья Гончарова ещё была в трауре. По улицам ездили брички и (куда чаще) подводы, а до открытия Пастером болезнетворности бактерий оставались ещё десятилетия, и мыть руки перед принятием родов у врачей считалось делом совершенно необязательным.

Кстати,мы знаем, что Фунт начал свои отсидки при Александре II - то есть достигнув уже 16-летнего возраста. Заметим, что сам Фунт правонарушений не совершал, а работал промокашкой - но при этом не относился к категории пьяниц и маргиналов, "на которых оформляют". Судя по респектабельности и семейственности, а также по мозговыносящему мещанству (назвать внучку Голкондой тогда - это примерно как сегодня назвать Монтекарлой), гражданин Фунт был из одесских коммерсантов.

Даже примерно понятно, что заставило его обратиться к зицпредседательству вместо коммерческого училища. В 1854 году европейцы провели знаменитую бомбардировку Одессы, следы которой десятью годами позже наблюдал в городе Марк Твен. Один из крупнейших портов России был разнесён практически вдребезги, коммерческие суда сгорели прямо в гавани. Вероятно, семейный бизнес Фунтов также был разгромлен, в результате чего мальчик взялся за дело.

В 1859 году Фунт, предположим, освободился и на гонорар от первой отсидки с пылом двадцатилетней юности решил съездить в столицу. Сначала добрался, предположим, до Москвы, а оттуда шикарно, поездом, в Петербург. Теоретически он мог ехать в одном вагоне с возвращающимся наконец после каторги, солдатской службы и ссылки Достоевским.

В 1860-х Фунт сидел в основном как председатель разных обществ, выпускавших облигации под разработку угольных пластов.

В 1870-х он переключился не железнодорожные и речные компании.

В ходе Русско-турецкой войны уже приобретший лоск семейный Фунт проходил руководителем компании, якобы поставлявшей припасы армии на Балканы. Его взяли прямо в театре, на премьере "Бесприданницы".

В 1904 году седой благообразный Фунт, уже назвавший внучку Голкондой, возглавил Первое Одесское Общество Целебных Радиоактивных Вод, продававшее по 1 руб. 50 коп. бутылки якобы радоновой воды, возвращающей мужскую силу и женскую привлекательность.

Если предположить, что Фунт прожил ровно век и скончался в 1939-м на руках у правнуков - то перед нами потрясающий свидетель сразу нескольких эпох. Когда он был младенцем, немцы едва открыли для себя национал-романтизм и готовились к революции и рисовали первых мускулистых зигфридов в шлемах, ещё скопированных с античных греко-римских образцов. Когда он сидел по делу рогов и копыт, по улицам Берлина уже маршировали в коричневой форме отдалённые результаты этой романтики. Когда он был ребёнком, в домах горели масляные лампы, как вдруг появились революционные новинки - лампы керосиновые. Когда он досиживал свой последний срок, в окно допра светил и мешал старику заснуть электрический фонарь - светил лампочкой накаливания, придуманной после рождения Фунта.

...У меня тут вчера спросили, почему я не пишу сценарии. Может быть, есть смысл подумать над сценарием комического сериала "Фунт", в котором смена эпох была бы подана через смену афер / смену "того, за что сажали". Но отдай это в лапки отечественным киноделам - они из потенциально богатой камеди-драмы сделают унылое обличение извечной тюрьмы народов.

А жаль, идея мне нравится.
 
IP записан
 
Ответ #3 - 12/25/17 :: 3:19pm

Luz-das-Estrelas   Вне Форума
Дорогой гость

Сообщений: 154
***
 
Почему бы и нет? У Фунта могло так и быть Улыбка.
 
IP записан
 
Ответ #4 - 12/25/17 :: 3:55pm

eotvi   Вне Форума
Живет здесь
ходила погулять

Пол: female
Сообщений: 1803
*****
 
Цитата:
   Известны его слова, ставшие уже крылатыми, только часто их цитируют в урезанном виде, полностью они звучат так: «Во всём мире у нас только два верных союзника — наша армия и флот. Все остальные при первой возможности сами ополчатся на нас».

Это сказал не царь Александр, а его военный министр Пётр Ванновский. Кстати, при Николае он стал министром образования. Подготовил проект для реформы образования и частично воплотил его - унификация государственных средних школ, единая программа, подготовка гимназией учащихся в вуз, общая начальная трёхклассная школа с базовыми предметами, физкультура и труды))) Советская школа воспользовалась многими его идеями, и не зря Улыбка
 
IP записан
 
Ответ #5 - 06/03/18 :: 11:13am

Mixtura   Вне Форума
Живет здесь
Москва

Пол: female
Сообщений: 637
*****
 
1954 год, русско-турецкая война
Цитата:
Когда в Турции было издано воззвание, извещавшее, что все перебежчики из русской армии будут приниматься в Турции с тем же чином, какой у них был в России, то Николай (Первый) сказал: «жаль, что я не знал этого, а то и я перешел бы на службу в Турцию со своим "чином"" (он в Турции должен был бы сделаться султаном).

http://militera.lib.ru/h/tarle3/07.html
 
IP записан
 
Ответ #6 - 06/05/18 :: 12:47am

Домовой Нафаня   Вне Форума
Живет здесь
Усатый, волосатый, полосатый
лежебока
Уфа

Пол: male
Сообщений: 2432
*****
 
Цитата:
Армия Её Величества под ЛСД
Все мы любим классический образ Джеймса Бонда, который стильно заправляется водкой с мартини, а потом бодро разбирается с врагами британской короны. В хипповские 60-е MI6 поддалась атмосфере эпохи и решила переплюнуть героя Яна Флеминга, отбросив замшелые стереотипы. Британских учёных озарила идея повысить боеспособность бойцов Её Величества с помощью психоделиков.

Один из самых ярких во всех смыслах экспериментов состоялся в 1963 году. С утречка вместе с традиционной овсянкой и чаем солдаты получили порцию ЛСД. А куда потом? Естественно, на учения. Ведь наблюдать за поведением солдат в лабораторных условиях или хотя бы в казарме совершенно неинтересно. Другое дело — раздать подопытным боевое оружие и выпустить их в поле.

Внезапно боеспособность подразделения за счет «чудо-добавки» не повысилась.

Зато начали происходить очень любопытные вещи.

Закинувшись кислотой, солдаты приступили к учениям. Уже через четверть часа стали заметны первые результаты. Конечно, до кондиции синей гусеницы из «Алисы в стране чудес» томми так быстро не дошли, но то там, то тут стали раздаваться глуповатые смешки.

Спустя 35 минут один из связистов осознал, что забыл, как пользоваться рацией. Зато он «понял», что может передавать инфу мысленно на расстояние не менее 200 метров. И это задолго до «Людей Икс»!

Одновременно упала точность стрельбы из гранатомёта. Гранатомёта! Конечно, британцы ― люди смелые, но тут эксперимент явно попал в категорию «Слабоумие и отвага».

Ещё через 10 минут подразделение успешно потерялось в небольшом лесу, совершенно забыв, что по сценарию учений им нужно не только не теряться, но еще и выбить условного противника из этого самого лесочка. Нет, противников они никаких не нашли. Разве что в своих головах. А может, кому-то вспомнилось классическое валлийское произведение «Битва деревьев», потому что некоторые участники эксперимента принялись рубить зеленые насаждения винтовками.

Стоит отдать бойцам должное: превозмогая действие ЛСД, они старались действовать слаженно. Они даже делали отчаянные попытки с картой и компасом найти штаб. Который находился в пределах прямой видимости из рощи, в чистом поле. У учёных еще был шанс написать, что они проверяют, насколько армия способна сопротивляться вражескому психоделическому воздействию, например, но они этого не сделали.

Спустя час и 10 минут среди солдат, по британской традиции, нашёлся естествоиспытатель и натуралист, который решил срочно покормить птиц и залез на дерево. Понаблюдав за попытками соорудить импровизированный скворечник, командование приняло решение о прекращении полевых учений, ибо контроль над подразделением был полностью утерян.

Так что попытки создать наркоберсерков не увенчались успехом. А кадры хроники неудачного эксперимента сегодня могут пригодиться в качестве отличной пропаганды против наркотиков.



https://youtu.be/jwlFt5H9jSs

https://warhead.su/2017/10/13/armiya-eyo-velichestva-pod-lsd
 

— Как тебя понимать?
— Понимать меня необязательно. Обязательно любить и кормить вовремя.(c)
IP записан
 
Ответ #7 - 06/05/18 :: 12:52am

Домовой Нафаня   Вне Форума
Живет здесь
Усатый, волосатый, полосатый
лежебока
Уфа

Пол: male
Сообщений: 2432
*****
 
(Немного матерно Улыбка)

Цитата:
Человек-медоед

Хочу рассказать про мужика-медоеда. Этот отморозок вызывает во мне искреннее восхищение.

Жил-был Адриан Картон ди Виарт. Родился он в 1880 году в Бельгии, в аристократической семье. Чуть ли не с самого рождения он проявил хуевый характер: был вспыльчивым до бешенства, несдержанным, и все споры предпочитал разрешать, уебав противника без предупреждения.


Когда Адриану исполнилось 17 лет, аристократический папа спихнул его в Оксфорд, и вздохнул с облегчением. Но в университете блистательный отпрыск не успевал по всем предметам. Кроме спорта. Там он был первым. Ну и еще бухать умел.

— Хуйня какая-то эти ваши науки, — решил Адриан. — Вам не сделать из меня офисного хомячка.


Когда ему стукнуло 19, на его радость началась англо-бурская война. Ди Виарт понятия не имел, кто с кем воюет, и ему было похуй. Он нашел ближайший рекрутерский пункт — это оказался пункт британской армии. Отправился туда, прибавил себе 6 лет, назвался другим именем, и умотал в Африку.


— Ишь ты, как заебись! — обрадовался он, оказавшись впервые в настоящем бою. — Пули свищут, народ мрет — красота ж!


Но тут Адриан был ранен в пах и живот, и его отправили на лечение в Англию. Аристократический папа, счастливый, что сынок наконец нашелся, заявил:


— Ну все, повыёбывался, и хватит. Возвращайся в Оксфорд.


— Да хуй-то там! — захохотал ди Виарт. — Я ж только начал развлекаться!


Папа убедить его не смог, и похлопотал, чтобы отморозка взяли хотя бы в офицерский корпус. Чтоб фамилию не позорил. Адриан в составе корпуса отправился в Индию, где радостно охотился на кабанов. А в 1904 году снова попал на Бурскую войну, адъютантом командующего.


Тут уж он развернулся с неебической силой. Рвался во всякий бой, хуячил противника так, что аж свои боялись, и говорили:


— Держитесь подальше от этого распиздяя, он когда в азарте, кого угодно уебет, и не вспомнит.


Хотели ему вручить медаль, но тут выяснилось, что он 7 лет уж воюет за Англию, а сам гражданин Бельгии.


— Как же так получилось? — спросили Адриана.


— Да не похуй ли, за кого воевать? — рассудительно ответил тот.


Но все же ему дали британское подданство и звание капитана.


В 1908 году ди Виарт вдруг лихо выебнулся, женившись на аристократке, у которой родословная была круче, чем у любого породистого спаниеля. Звали ее Фредерика Мария Каролина Генриетта Роза Сабина Франциска Фуггер фон Бабенхаузен.


— Ну, теперь-то уж он остепенится, — радовался аристократический папа.


У пары родились две дочери, но Адриан заскучал, и собрался на войну.


— Куда ты, Андрюша? — плакала жена, утирая слезы родословной.


— Я старый, блядь, солдат, и не знаю слов любви, — сурово отвечал ди Виарт. — Быть женатым мне не понравилось. Все твои имена пока в койке выговоришь, хуй падает. А на самом деле ты какой-то просто Бабенхаузен. Я разочарован. Ухожу.


И отвалил на Первую Мировую. Начал он в Сомали, помощником командующего Верблюжьим Корпусом. Во время осады крепости дервишей, ему пулей выбило глаз и оторвало часть уха.


— Врете, суки, не убьете, — орал ди Виарт, и продолжал штурмовать укрепления, хуяча на верблюде. Под его командованием вражеская крепость была взята. Только тогда ди Виарт соизволил обратиться в госпиталь.


Его наградили орденом, и вернули в Британию. Подлечившись, ди Виарт попросился на западный фронт.


— Вы ж калека, у вас глаза нет, — сказали комиссии.


— Все остальное, блядь, есть, — оскалился Адриан. — Отправляйте.


Он для красоты вставил себе стеклянный глаз. И его отправили. Сразу после комиссии ди Виарт выкинул глаз, натянул черную повязку, и сказал:


— Буду как Нельсон. Ну или как Кутузов. Похуй, пляшем.


— Ну все, пиздец, — сказали немцы, узнав об этом. — Можно сразу сдаваться.


И были правы. Ди Виарт херачил их только так. Командовал он пехотной бригадой. Когда убивали командиров других подразделений, принимал командование на себя. И никогда не отступал. Под Соммой его ранили в голову и в плечо, под Пашендалем в бедро. Подлечившись, он отправлялся снова воевать. В бою на Ипре ему размололо левую руку в мясо.


— Давай, отрезай ее к ёбаной матери, — сказал Адриан полевому хирургу. — И я пошел, там еще врагов хуева туча недобитых.


— Но я не справлюсь, — блеял хирург. — Чтобы сохранить руку, вам надо ехать в Лондон.


— Лондон-хуёндон, — разозлился ди Виарт. — Смотри, как надо!


И оторвал себе два пальца, которые висели на коже.


— Давай дальше режь, и я пошел!


Но вернуться в Англию пришлось, потому что у него началась гангрена, и руку ампутировали.


— Рука — не голова, — сказал ди Виарт, и научился завязывать шнурки зубами.


Потом явился к командованию, и потребовал отправить его на фронт.


— К сожалению, война уже закончилась, — сообщили в командовании.


Наградили кучей орденов, дали генеральский чин и отправили в Польшу, членом Британской военной миссии. Чтоб не отсвечивал в Англии, потому что всех заебал требованиями войны.


Вскоре миссию эту он возглавил. В 1919 году он летел на самолете на переговоры. Самолет наебнулся, все погибли, генерал выбрался из-под обломков, и его взяли в плен литовцы.


Но вскоре его вернули англичанам с извинениями, говоря:


— Заберите, ради бога, мы его темперамента не выдерживаем. Заебал он всех уже.


Англичане понимающе усмехнулись, и снова отправили ди Виарта в Польшу.


А в 1920 году началась Советско-польская война, и Варшавская битва. Все послы и члены миссий старались вернуться домой.


— Да щас, блядь, никуда я не поеду, — заржал ди Виарт. — Тут только веселуха начинается.


И отправился на фронт. Но на поезд напали красные.


— Это кто вообще? — уточнил генерал, который в политике не разбирался.


— Это красные, — пояснили ему.


— Красные, черные, какая хуй разница, — махнул единственной рукой ди Виарт. — Стреляйте!


Организовал оборону поезда, сам отстреливался, наебнулся из вагона, залез обратно, как ни в чем не бывало. В итоге красные отступили.


После окончания войны ди Виарт вообще стал польским национальным героем, его страшно полюбили, и подарили поместье в Западной Беларуси. Там был остров, замок, охуенные гектары какие-то. Генерал там и остался, и все думали, что он ушел на покой.


Но началась Вторая Мировая. Де Виарт снова возглавил Британскую военную миссию в Польше.


— Отведите войска дальше от границы и организуйте оборону на Висле, — говорил генерал польским военным.


Но те только гонорово надувались, и говорили:


— Вы кто такой вообще? У вас вон ни руки, ни уха, ни глаза, блядь.


— А у вас, мудаки, мозга нет, — плюнул ди Виарт.


И стал эвакуировать британцев из миссии. Попал под атаку Люфтваффе, но умудрился сам выжить, и вывести колонну, переведя через румынскую границу. Потом выяснилось, что он был прав. Но тут уж ничего не попишешь.


Добравшись до Англии, ди Виарт потребовал, чтоб его отправили на фронт.


— Вам 60 лет, и половины частей тела нету, — сказали ему. — Уймитесь уже.


— Отправляйте, суки, иначе тут воевать начну!


В командовании задумались: куда бы запихнуть бравого ветерана. И отправили на оборону Тронхейма, в Норвегии. Там союзников немцы разбили, потому что союзники забыли лыжи.


— Пиздец какой-то, — огорчился ди Виарт, — Никогда не видел такой тупой, ебанутой военной компанией.


В Лондоне слегка охуели, что он уцелел, и отправили на военные переговоры в Югославию. По дороге самолет опять пизданулся, де Виарт опять выжил. Но попал на итальянскую территорию.


— Бля, чот ничего нового, — вздохнул он, и его взяли в плен итальянцы.


Генерала поместили в оборудованный под тюрьму замок, как высокопоставленного пленного.


— Думаете, я буду тут сидеть и пиццу жрать, когда все воюют? — возмутился ди Виарт. — Хуй вы угадали, макаронники.


Голыми руками устроил подкоп, рыл 7 месяцев. А вернее, одной голой рукой. Одной, блядь! Чувствуете медоеда? В итоге свалил, пробыл на свободе 8 дней, но его снова поймали.


В 1943 году итальянцы говорят ему:


— Мы воевать заебались, жопой чуем, не победим.


И отправили на переговоры о капитуляции, в Лиссабон.


Потом ди Виарт вернулся в Англию, командование поняло, что от него не отъебаться, и он будет служить еще лет сто или двести. Его произвели в генерал-лейтенанты, и отправили в Китай, личным представителем Черчилля.


В Китае случилась гражданская война, и ди Виарт очень хотел в ней поучаствовать, чтоб кого-нибудь замочить. Но Англия ему запретила. Тогда ди Виарт познакомился с Мао Дзе Дуном, и говорит:


— А давайте Японию отпиздим? Чо они такие суки?


— Нет, лучше давайте вступайте в Китайскую армию, такие люди нам нужны.


— Ну на хуй, у вас тут скучно, — заявил ди Виарт. — Вы какие-то слишком мирные.


И в 1947 году наконец вышел в отставку. Супруга с труднопроизносимым именем померла. А в 1951 году ди Виарт женился на бабе, которая была на 23 года младше.


— Вы ж старик уже, да еще и отполовиненный, как же вы с молодой женой справитесь? — охуевали знакомые.


— А чего с ней справляться? — браво отвечал ди Виарт. — Хуй мне не оторвало.



«Честно говоря, я наслаждался войной, — писал он в своих мемуарах. — Конечно, были плохие моменты, но хороших куда больше, не говоря уже о приятном волнении».


Умер он в 1963 году, в возрасте 83 лет. Человек-медоед, не иначе.


https://pikabu.ru/story/chelovekmedoed_5699638
 

— Как тебя понимать?
— Понимать меня необязательно. Обязательно любить и кормить вовремя.(c)
IP записан
 
Ответ #8 - 08/01/18 :: 10:51pm

Mixtura   Вне Форума
Живет здесь
Москва

Пол: female
Сообщений: 637
*****
 
Взято с http://stnmedia.ru/mag/april-2017/16394/

Цитата:
Бесконечно горькая песня

Сначала Горький был очень хороший. Он был почти такой же хороший, как Ленин. С Лениным Горький играл в шахматы, и никто долгое время был не вправе предположить, чем завершилась та партия. Она могла завершиться только дружбой! Только смехом!

Владимир Ильич заливисто хохочет, и в его прищуренном глазу появляется слезинка. Алексей Максимович смеется в голос, и слезы свободно текут из его ласковых, немного собачьих глаз. Соррентийские рыбаки перетаптываются неподалеку и тоже смеются.

Горький любил людей, много о них думал, очень им помогал и только пингвина считал глупым. Горький писал сказки и обожал детей. Чтобы поцеловать кого-нибудь маленького, ему приходилось нагибаться. От этого он стал сутулый и какой-то, что ли, застенчивый. Даже на расстоянии в полвека чувствовалось, что усы Горького — щекотные. Когда Горький наклонялся, чтоб поцеловать ребенка, Корней Чуковский замирал от счастья и наконец понимал, с кого он все-таки написал своего Айболита.

Горький ушел в люди, бродил по Руси, заприметил и описал нам Челкаша и Данко. Челкаш был русский, Данко — интернациональный, но оба нам понравились. Горький не был аристократом и первый составил литературной аристократии конкуренцию, в которой обыграл голубую кровь и белую кость.

орький прожил такую насыщенную жизнь, что все, кроме Льва Толстого и Ленина, чувствовали себя рядом с ним детьми. В литературе после смерти Толстого и Чехова Горький стал самым старшим. Не только в русской, но даже в мировой. Толстой подарил ему свой посох. Горький мог бы забрать и плуг Толстого, но решил оставить его крестьянам в Ясной Поляне. Чехов подарил ему свое пенсне. Мог еще подарить туберкулез, но у Горького был свой.

Горький мог смотреть Маяковскому глаза в глаза — в то время как все остальные смотрели на Маяковского снизу вверх. Горький мог написать про Блока и проститутку, которую Блок навестил, но ничего с ней делать не стал, а только сидел и грустил. Вопросом, зачем Горький нашел ту самую проститутку, никто не задавался. Есенин читал Горькому песнь о собаке, чтоб Горький похвалил, и Горький хвалил. Все желали похвалы Горького.
Потом Блок, Есенин, Маяковский умерли, и Горький их еще раз похвалил: у него было будто бы врожденное право на это.

Все писатели тогда хотели быть как Горький. Леонид Андреев хотел быть как Горький, но рано умер. Серафимович хотел быть как Горький, но написал одну великую книгу и устал.

Фёдор Сологуб хотел быть как Горький и делал вид, что «Мелкий бес» у него родился от Гоголя и Достоевского, но ведь и от Горького тоже! Бунин делал вид, что не хочет быть как Горький, но все знали, что если в присутствии Бунина шепотом сказать «Горький», Бунин обязательно что-то сломает: перо, секретер, патефон, айфон.

Зайцев и Шмелёв хотели быть как Горький, но уехали в Париж, и все. Сергеев-Ценский хотел быть как Горький, но никуда не уехал, а надо было бы. Алексей Николаевич Толстой был почти что Горький, но все втайне знали, что Толстой жулик и граф. Михаил Афанасьевич Булгаков более всего в жизни хотел жить как Горький, но умер, так и не дождавшись подобной участи.

Горький сделал всех умнее: он сначала не уехал, хоть мог бы, потом уехал и мог не возвращаться, но все равно вернулся, причем ему все были рады. Даже те, кто был не очень рад, старательно, до ломоты в скулах, изображали радость.

Горький видел людей насквозь и понимал суть вещей. Вещи боялись Горького. Он написал огромный роман про жизнь Клима Самгина, который мало кто прочитал, зато многие посмотрели в качестве кино. В те времена, когда вышло это кино, Горький был ростом до небес.

И вдруг что-то сломалось. Какой-то мальчик из кустов выкрикнул, что Горький всех обманул и вообще он плохой. Кажется, мальчик был бородат. Звали его Сашей, как Пушкина и старшего брата Ленина. Отчество его было Исаевич, словно у какого-то пророка.

Мальчик рассказал, как Горький ездил в Соловецкий лагерь. В Соловецком лагере его встретили беспризорники, которые сговорились держать газету «Правда» вверх ногами, чтоб Горький понял их намек: всюду ложь. Горький их намек понял и отвел одного беспризорника в потайную комнату, где и узнал всю страшную правду про лагеря.

Горький расплакался, поцеловал беспризорника в бороду, пообещал обо всем рассказать Сталину и Льву Толстому и уехал. Беспризорники затаились и стали ждать, когда приедет комиссия, убьет всех чекистов, а лагеря распустит. Вместо этого стало еще хуже, а беспризорников отправили в штрафбат.

Выяснилось, что Горький никого не любил: русских мужиков не любил, Блока не любил, Есенина не любил, Маяковского не любил, священников не любил, черносотенцев не любил, детей своих тоже не любил, любил только приемного сына, но и там все было, как нынче говорят, сложно.

Следом выяснилось, что роман Горького «Мать» — плохой роман, и мать в нем плохая, потому что она за грязных большевиков, а не за демократов или там за красивых жандармов, «Песня о Буревестнике» — плохая песня, потому что вам нужна буря, а нам нужна великая Россия, а в пьесе «На дне» вообще ничего про рыбалку нет.

Из всего написанного Горьким в новое время сгодились только «Несвоевременные мысли» — они были почти как «Окаянные дни» Бунина. Но в силу того, что потом Горький передумал и Соловки не осудил, любые его несвоевременные мысли оказались аннулированными.

Также нам рассказали, что «Мать» Горькому заказал Ленин в качестве большевистской пропаганды и заплатил ему золотом партии. Золото партии ранее экспроприировал некто Коба, ограбив банк. Золото Горький хранил на Капри под кроватью в черном чемодане. Иногда Горький рассматривал свое золото, но если входили без стука гости, он резко задвигал чемодан пяткой под кровать. Так на полу остались две полосы, которые часто отмечали мемуаристы в мемуарах.

Сталин выманил Горького в Москву, пообещав ему еще один чемодан с золотом. Но вместо этого попросил вернуть прежний чемодан. Горький уже истратил все золото на прислугу и жизнь у моря, поэтому он начал читать тирану сказку про девушку и смерть, чтоб его разжалобить. Тиран плохо слышал, и «девушка» понял как «дедушка». Из своей трубки он насыпал Горькому в чай яду, потому что, если дедушка хочет смерть, как ему отказать. Так Горький умер, хотя мог бы жить еще 100 лет.

Мы могли бы стать свидетелями того, как Пелевин и Сорокин подлаивают на Горького, а тот сгибается вчетверо, чтоб их разглядеть, берет каждого на руки и, разглядывая, хохочет. И слезы текут. Но мы стали свидетелями того, как Горького выгнали со всех европейских театральных площадок, хотя раньше он соревновался с Шекспиром, Ибсеном и Чеховым по количеству постановок и чаще всего их обыгрывал.

Затем Горького выгнали из русской школьной программы. И вот некоторое время мы жили без Горького и даже немного привыкли к этому. Горький есть, но его как бы и нет — только какой-то памятник стоит на площади Горького в бывшем городе Горьком. На самом деле Горький остался ровно тем, что и был. Горький — титан. Мы должны быть счастливы, что он по-прежнему сидит на волжском Откосе и смотрит на воду, взирая, как встречаются Ока и Волга. Мы причастны к этой воде, к этому небу, к земле, по которой ходил Горький, к его слову. Горький был хороший и плохой, честный и лживый, великодушный и бесстрастный — он был человек, а не памятник.
 
IP записан