Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
WWW-Dosk
   
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
 
С Днём космонавтики! (Прочитано 360 раз)
04/12/17 :: 2:21pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24086
*
 
Я вам две рассказки принесла по этому поводу. Разные совсем.

Раз:


ДЕНЬ КОСМОНАВТИКИ

В Центре управления полетами было непривычно тихо.
Большой транспарант "С Днем космонавтики, дорогие коллеги!", вывешенный над стеклянными дверями, чуть слышно шуршал под струей прохладного воздуха из кондиционера.
Ппоздравить Виталия с праздником забежал Саша, стажер из сектора управления МКС, но и он уже умчался, на прощание бросив: "Старик, я к жене". Теперь Виталий сидел один, от нечего делать вращаясь туда-сюда в кресле, смотрел на экраны и скучал. Запусков транспортных "Союзов" в ближайшее время не предвиделось.
- Водки бы сейчас! - громко сказал Виталий, и укоризненно посмотрел на маленький календарик с портретом Гагарина. Первый космонавт радостно улыбался - он, как говорят, и сам был не дурак выпить. Виталий вздохнул и откинулся на спинку кресла.
Из динамиков монитора послышался шум. Открыв один глаз, оператор удивленно посмотрел на сетку селектора. Шум продолжался, он усилился и стал как-то непонятно пульсировать.
"Помехи, блин", - Виталий пощелкал кнопками. Безуспешно. Когда он уже потянулся, чтобы проверить датчики мониторинга, в динамике что-то щелкнуло, и шум пропал. Вместо него раздался мужской голос.
- Эй, в ЦУПе! Привет, Земля, с праздником! Как вы там?

Машинально набросив на голову наушники, оператор посмотрел на пульт, где должен был светиться зеленый огонек приема-передачи.
Остолбенело заморгал. Линия была мертва - "ни звездочки", как любил говорить сменщик Виталия.
- Земля, как слышите? - голос был веселым.
- Слышу вас... - выдавил Виталий. - Кто на связи?
- На связи - "Союз-11". Командир экипажа Георгий Добровольский. Как там празднуете?
- Не понял вас. "Союз-11"? - Виталий тупо уставился в список носителей. - Какой еще одиннадцатый? Кто там шутки шутит?
- Тот самый, не сомневайся, - голос в наушниках прервался смешком. Не отпуская стебель микрофона, свободной рукой Виталий открыл ящик стола, выхватил оттуда тяжелый том "Истории советской космонавтики" и начал лихорадочно перелистывать страницы. Да... Ди... До... "Добровольский, Георгий Тимофеевич. 30 июня 1971 года... Погиб со всем экипажем "Союза-11" при возвращении на Землю...".
- Освободите линию! - заорал он в микрофон. - За такие вещи...
- Ты не кричи, сынок, - голос сменился другим, - ты лучше нас поздравь. Шутка ли - почти сорок лет прошло. Как вы там, на Земле?
- Кто... это? - медленно спросил Виталий, чувствуя, как леденеет затылок. Почему-то он поверил, услышав этот далекий, прерывающийся эхом голос. Ничего живого не оставалось в нем, была только вселенская тоска и усталость.
- Полковник Владимир Комаров. "Союз-1", - голос замолчал.
Потом в наушниках заговорил прежний, веселый мужчина.
- Да нас тут много, парень! И все тебя поздравляют. Вот, тут и Пацаев с Волковым присоединяются, - говоривший словно бы отвернулся от микрофона, на заднем фоне послышался шум, похожий на аплодисменты, неразборчивые голоса.
- Вот, к нам еще и американцы прибыли, "гуд лак" тебе желают. С "Аполлона-1" парни. О, и девчонки!
- Какие? - Виталий спрашивал, сам не понимая, что делает. В голове билось только одно: "Это же правда, правда, не розыгрыш, я знаю...".
- С "Челленджера" ихнего, и с "Колумбии". Одна, которая учительница, очень даже ничего! - Добровольский снова засмеялся, в сторону сказал что-то по-английски.
- Hi, i`m Judith Reznick! - звонкий женский голос ударил из наушников. - How are you?
Трясущейся рукой Виталий набрал номер, зажав микрофон в кулаке. После нескольких телефонных гудков из трубки раздалось:
- Лобачев слушает.
- Владимир Иванович, - оператор мысленно представил себе грозного руководителя ЦУПа и сглотнул, - Владимир Иванович, тут такое дело...
Он рассказывал, сбивчиво и путано, а в наушниках все это время шуршали мертвые голоса, орбитальные призраки прошлого смеялись и пили шампанское.
Когда Виталий замолчал, в трубке еще десяток секунд слышалось тяжелое дыхание.
- Понятно, - отозвался Лобачев, - ты там не паникуй. Поздравь их от нас, от ЦУПа там... Найди слова получше.
- Владимир Иванович! Так они же...
- Мертвые. Знаю. Ты, Виталий, еще года у нас не проработал, потому и не в курсе. Каждые пять лет такое повторяется. А говорить об этом у нас не принято. Стало быть, тебе повезло - услышал.
- Так это что - не шутки? - прошептал в трубку Виталий, отчаянно ожидая, что Лобачев сейчас засмеется, скажет - эх, ты, салага, разыграли тебя. Но начальник ЦУПа не смеялся.
- Да какие тут шутки, - отозвался он, покашливая, - сколько лет пытаемся с ними в другое время выйти на связь... Никак. А 12 апреля - как по заказу. И все равно каждый раз не верим, не ждем... Ладно, действуй по обстановке.
В трубке запикало. Виталий глубоко вздохнул и разжал ладонь, стиснувшую шумоподавитель микрофона.
- "Союз-11", это ЦУП. Вы на связи? - спросил он.
- Мы с вами всегда на связи, - добродушно-насмешливо отозвался Добровольский. - Как там Главный?
- В порядке, "Союз".

Виталий потянулся к пиджаку. Достал из внутреннего кармана фляжку, секунду поколебался и отвинтил пробку. Вдохнул запах коньяка.
- Ну, тогда с праздником вас! - прошептал он в глухую космическую черноту, и сделал первый глоток.

Отсюда: http://leit.livejournal.com/375182.html
via Петр Грибченко ака Peter


И два:

ПЕРВЫЙ

— Гагарин!
Гагарин оторвался от станка. Мастер стоял на железной лестнице, ведущей в цех из «аквариума» – стеклянно-железной будки, из которой просматривался весь цех.
— Топай сюда! – крикнул мастер.
Гагарин пожал плечами, выключил станок. Пошел к аквариуму. Ребята из бригады внимательно смотрели ему в след.
— Юрец, если там что… — начал кто-то, но он лишь махнул рукой: «Разберусь».
В «аквариуме», кроме мастера был новый управляющий. Молодой — всего на несколько лет старше Гагарина, да ранний. За пятно на плешивой голове его звали Меченым. Новый управляющий часто появлялся с немцами – хозяевами завода. Он бойко говорил по-немецки, вообще холуйствовал перед заводчиками, поэтому его называли еще Немецким Лакеем. По-русски он тоже говорил очень много и бойко – хотя с южно-русским произношением, откуда-то из Ставрополья был родом, — и всегда о том, что нужно работать лучше и больше, лучше и больше. Чтобы хозяева были довольны. Потому что хозяева дают рабочим работу, и те должны быть им за это благодарны. И в таком же духе.
— Здравствуй, Гагарин, — сказал Немец. Протянул руку.
Гагарин демонстративно сложил руки за спиной.
— Мне работать надо. График жесткий.
Управляющий, сделав вид, что не заметил игнорирования руки, подвинул стул.
— Ты садись, садись, в ногах правды нет.
— Постою, — сказал Гагарин.
Мастер вмешался:
— Ну чего ты, Гагарин, колючий как ежик? Поговорить с тобой хотят по-нормальному.
— Ну так говорите. Время идет, а мне еще узел обрабатывать – до конца дня успеть бы.
Управляющий сел на стул, сложил руки на животе.
— Слушай, Гагарин, у нас к тебе предложение. Нужно заканчивать бузу твою. Ведь и себе делаешь хуже и работягам. Права качаешь, профсоюз этот дурацкий. Бастовать собрались. Ну – тебе что, денег мало? Так мы тебе прибавим. Мы тебе хорошо прибавим. Отдельным конвертиком. Прямо домой. Чтобы посторонние не знали. Работник ты хороший, претензий к тебе нет – немцы таких ценят.
Управляющий встал, начал ходить вокруг стула:
— Ведь можешь и мастером стать, и на учебу можем отправить, хотя бы и в Германию, инженером станешь. У тебя же семья, да? Две дочки? Станешь инженером, жить начнешь как человек – дом построишь, машину хорошую купишь, в отпуск детишек на юга, курорты османские возить будешь. А так… Ведь вышибут тебя, Гагарин, с работы, с волчьим билетом, никуда не устроишься. Жалеть будешь. Немцы по-божески к вам, рабочим, относятся, а вот у англичан – на «Йорк-подшипник» – там знаешь какие штрафы – ползарплаты уходит. Немцы – они культурные и справедливые.
— Конечно, — сказал Гагарин. – Как людоеды. Культурно так из рабочего человека все соки выжимают. Ладно, бодягу эту я слышал уже не раз. Не купите. Не продаюсь. Профсоюз решил – если наш колдоговор не подписываете – мы начинаем стачку. А меня покупать бесполезно, я не продажный.
Он махнул рукой:
— И вообще я работать пошел.
Уже в спину управляющий зло каркнул:
— Смотри, Гагарин, как бы тобой охранное отделение не занялось!
По дороге домой старенький «руссобалт» — вот ведь ведро с гайками! — два раза заглох на перекрестках. Тоже плохо – в выходные хотел с дочками съездить к деду, а не пришлось бы с машиной ковыряться. Дед не очень хорошо себя чувствовал – 10 лет в лагерях трудового и православного перевоспитания для уцелевших после гражданской красных даром не дались.
Жена, как у них было принято, поцеловала на пороге, дочки прыгали вокруг:
— Папка пришел!
Ужин уже был на столе, переодевшись, помыв руки, сел за стол.
По телевизору – черно-белому немецкому «кайзершпигелю», на цветной пока не получалось, да и получится ли теперь? — как всегда в это время шли новости.
Сначала тезоименитство царя Кирилла Второго, долгий и нудный репортаж из храма Христа Спасителя – потом главная заграничная новость – северо-американцы запустили человека в космос. Тут же толстощекий обозреватель начал объяснять, что начинается спор о приоритете между Германской империей и САСШ – имперский рейхсфлигеркосмонавт барон фон Брудберг на своем «Штурмфогеле» поднялся в космос неделю назад со стартовой плошадки в Танганьика, немецкой колонии в Восточной Африке, но пробыл в космосе в два раза меньше.
— Но можно ли считать полет барона фон Брудберга или сегодняшний Алана Шепарда полетом в космос? Вот что думает об этом президент Императорской Академии Наук Его Высочество великий князь Николай Алексеевич…
В телевизоре возникло лицо князя – бородка, пенсне, двубортный мундир с золотым шитьем на воротнике :
— Ну, вообще-то формально говоря и фон Брудберг и Шепард сделали только суборбитальный полет. И «Штурмфогель» и «Меркурий» нырнули в космос за край атмосферы на минуту-другую – и тут же вернулись на Землю…
— Ага, — сказал хмуро Гагарин, не отрывая взгляда от телевизора. – А мы и этого не можем. Техника вся сплошь иностранная, наука в развале, все ученые уезжают из России, зато храмы да монастыри все строят и строят.
— Пап, а там в космосе ангелы летают? А боженьку там встретить можно? – спросила старшая.
— Нет там никаких ангелов, — оторвался от телевизора Гагарин. – Там пустота. Вакуум – если по научному. Зато дальше — планеты и звезды.
Он выписывал брошюрки «Общества по распространению знаний среди простонародья» – пока общество не закрыли в прошлом году по обвинению в атеизме и скрытой подрывной марксистской пропаганде.
— А батюшка на Законе Божьем сказал, что летать в космос великий грех.
— Это еще почему?
— Ну, — сказала неуверенно дочь. – Гордыня человеческая.
Гагарин тяжело вздохнул.
— Врет ваш батюшка. Наука и космос – это важнее пустых молитв и сказок.
— Юра, — вмешалась жена, — Не надо. Им ведь жить с этим.
Спор был старый. Гагарин пожал плечами.
— Ладно, девчухи, поговорим еще об этом.
В новостях еще рассказали о столкновениях в Баку, об очередной перестрелке на российско-украинской границе, о новой фильме режиссера графа Михалкова.
Перед сном, ложась спать, он сказал жене:
— Бастовать будем. Уже решено. И «Рейно» поддержит, и бывший казенный завод братьев Барышниковых. Может и «англичане» с «Йорка» подтянутся.
Жена вздохнула, даже слезу незаметно вытерла:
— Юра, ведь плохо кончится все это. А у тебя семья, девочки…
— Мы не быдло. Понимаешь, мы не быдло, — раздельно повторил Гагарин и лег в постель.
А приснился ему все тот же сон – который он видел аккурат с 12 апреля этого года – как он в скафандре вроде водолазного, лежит в огромной ракете, которая белой стрелой врезается в небо – и как потом он летит над Землей, над таким удивительно маленьким голубым шариком. А на скафандре написаны четыре буквы, значения которых он никак не мог понять: СССР.

(с) Александр Коммари
https://www.facebook.com/aleksandr.kommari/posts/985984521537226

Ну, и чтобы вы не грустили после такого-то - и три:

12 апреля
Генерал сидит перед телевизором перед ним бутылка и закуска. Дымит сигарой.
Сванидзе: (из телевизора) Раньше в этот день мы праздновали День Космонавтики.
Генерал: (наливая первую) Ну, за советскую космонавтику!
Сванидзе: (пафосно) Но мы теперь знаем, что заслуги США в освоении космоса были несоизмеримо выше, и правильнее говорить "День астронавтики".
Генерал: (наливает вторую) Ну, за советскую астронавтику!
Сванидзе: (визжит, высовываясь из ящика) Прекратите красно-коричневую агитацию! И вообще - ваш Гагарин был робот, робот, робот!!
Генерал: (наливает третью) Ну, за советскую кибернетику!

via Анна Долгарева via Александр Коммари via ЖЖ-юзер рекси-крекси
 

Let us be His Shield...
Let us fight His Battles, as He fights the Battle at the end of time,
And let us join Him there, for Duty ends not in Death.
IP записан
 
Ответ #1 - 04/12/19 :: 2:05pm

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24086
*
 
Белка и Стрелка перебирают лапами.
Вокруг у них – бездна, звездами перелатанная.
И Белка говорит Стрелке: что будет, когда все кончится?
С нами, шерстяными летчицами?

Мы, говорит, уже оставили тут дыхание,
Мы здесь летали, нас на земле слыхали,
Черные дыры в наши глаза глядели,
Теперь это наша Россия, наши владения.

Стрелка говорит Белке: возьмут подписку о неразглашении,
О том, что видели, пока тут болтались, как вермишели
В горячей воде. Давай никогда не вернемся,
Останемся тут, где не светит Солнце.

А Белка говорит: мы везде, на самом-то деле,
Где летали, где бегали и сидели,
Мы вернемся на Землю, мы принесем потомство,
Но в то же время никогда не вернемся.

…А на детской площадке красная с серебром ракета,
Происходит июль, полный зелени, полный света,
И пацан по ракете лезет, сдирая кожу.
И щенок внизу одобрительно тявкает: сможешь.

Анна Долгарева
 

Let us be His Shield...
Let us fight His Battles, as He fights the Battle at the end of time,
And let us join Him there, for Duty ends not in Death.
IP записан
 
Ответ #2 - Сегодня :: 12:13am

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 24086
*
 
Александр Пелевин

До свидания, друзья, говорит, и до встречи, до скорой встречи,
И огромное небо ложится ему на плечи,
И возносит его рассвет
Прямо в ночь, в ледяное ничто, в миллионы лет,
И космос по-русски ему говорит: привет.

Отнеси ты меня, многоокий бог, в занебесный дом,
Через запад неси, на восток, металлическим лепестком,
Белым росчерком на горизонте, столпом огня
Вознеси, вознеси, вознеси, вознеси меня.

Боже, страшно-то как в невиданном, безголосом,
Страшно сиять, обратившись стальным колоссом,
Страшно лететь в ослепительно черное, нет ничего черней,
Страшно не знать, Земля надо мной или я над ней.

Какая же ты, говорит, красивая, чёрт бы тебя побрал,
Под ногами его изумрудный Байкал, золотой Урал,
Великие реки сплетаются венами на висках,
И поет многоокий бог, и уходит страх,

А потом земля вместо неба ложится ему на плечи
И космос по-русски ему отвечает:
До скорой встречи.

Апрель 2019 г.
 

Let us be His Shield...
Let us fight His Battles, as He fights the Battle at the end of time,
And let us join Him there, for Duty ends not in Death.
IP записан