Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
WWW-Dosk
   
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
 
Страниц: 1 2 3 4
Стихи Александра Крупинина (Прочитано 6013 раз)
11/04/12 :: 2:27pm
eotvi   Экс-Участник

 
Святой Франциск и брат Пахоруков

Пахоруков беснуется, скачет вокруг села,
А войти боится - много наделал зла.
И селяне боятся выйти, попасть Пахорукову в пасть,
Ведь Пахоруков рыщет - вот какая напасть.
А ночью, пробравшись в курятник, ворует курей,
Схватит курёнка и, ну, бежать поскорей.

Но вот из села выходит святой Франциск,
Прямо идёт к Пахорукову, невзирая на  риск.
Святой говорит: "Зачем ты спилил кресты,
А теперь со стыда трусливо бежишь в кусты?
Брат Пахоруков, ты рыщешь, как волк, за селом,
Лишился покоя, и поделом тебе. Поделом.
Вот что хочу предложить тебе, брат Пахоруков,
Встань напротив меня, подними свою правую руку,
Дай обет, что не будешь пилить кресты,
И кур воровать больше не будешь ты.
За это добрый народ тебе всё простит
И будет кормить тебя супом, зная твой аппетит".
Пахоруков на эти слова обнажает свой злобный оскал,
Щёлк зубами и поскакал...поскакал.

Тут к святому Франциску подходит мужик:
"Что,- смеётся, - к такому ты не привык?
Ты, - говорит, - конечно, великий святой,
Но, всё равно, у села напрасно не стой.
Будет  пилить он кресты и таскать курей.
Тут святой не поможет, надо звать егерей".
И пока святой разговаривал с мужиком,
Несколько раз Пахоруков промчался мимо с высунутым языком.

Повернулся святой и пошёл обратно в село.
Молча шёл, только вздыхал тяжело.
"Как же так? - думал он, -  Отчего? Почему?
Что такое? В чём суть? Не пойму. Не пойму.
Волк меня слушался, рыбы и даже птицы.
Как теперь могло такое случиться?"

Падает снег, плачет святой, скачет брат Пахоруков,
Щёлкают зубы, а больше нигде ни звука.










Эйно и Хильда

Посреди поля поспевающего пересильда
Занимались любовью Эйно и Хильда.
Эйно был парень упитанный и мордастый,
Но и Хильда считалась в деревне самой грудастой.
Там только Эйно знал наизусть Калевалу,
Поэтому Хильда, кроме него, никому не давала.
К тому же, Эйно летом ходил в штиблетах,
А зимой в сапогах тёмно-белого цвета.
Потом в лесу на Эйно напали волки,
И он шестнадцать часов просидел на ёлке,
Декламировал Калевалу, сидя на ели,
Пока волкам эти выкрики не надоели.
Волки ушли домой, прижавши уши,
Ворча, что в жизни не слышали подобной чуши.
Тогда Эйно по мобильнику вызвал Хильду
И, повёл её в поля пересильда,
Который в августе из голубого становится белым,
Но Эйно с Хильдой нет до этого дела.










Вырезаю твои глаза

Всё это скоро превратится в пыль. Да, превратится в пыль.Кончается лето.
На поле колосящегося пересильда выползают грохочущие драндулеты.

Когда пересильд из бледно-голубого становится белым, приближается жатва и,
я думаю, единственное, что остаётся  делать – вырезать глаза твои.

Просто глазам белыми быть нельзя и поэтому я делаю то, что надо делать –
из фотографий твои глаза вырезаю, пока они из бледно-голубых не стали белыми.

Последний раз смотрю в твои глаза я, такие пересильдовые, такие манящие.
Эти хрустальные глаза я вырезаю и отправляю назад, на твой почтовый ящик.

Иначе я рухну в пересильдовые цветы и  со словами «принеси, принеси льда»
умру от жары, от белизны и от духоты посреди поля поспевающего пересильда.










Успение

Убла-хан был некогда русским витязем.
Но случились странные события, вы удивитесь им.
После того, как его Алёна
Сбежала в какой-то монастырь отдалённый,
Убла-хан из русского превратился в монгола
И стал громить беззащитные монастыри и сёла.

Вот Убла-хан по лестнице поднимается в келью,
Где сестра Фотиния занимается рукоделием.

Сестра Фотиния, сестра Фотиния,
Твоя нить золотая и синяя,
Твоя нить голубая и серая.
Отче наш, Богородице Дево три раза и Верую...

Сестра Фотиния, сестра Фотиния,
Твоих мелких стежков аккуратная линия.
Скоро будет праздник Успения.
Плащаница и чин погребения.

Вот внизу заскрипели ступени,
Но ты скрипа не слышишь, ты слышишь пение.
Твоя келья под самой крышей,
Но поют где-то выше, намного выше.
Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный, помилуй нас.
Святый бессмертный, помилуй...

И в келью спускаются ангелы во главе с Архангелом Михаилом.

Убла-хан врывается в келью
С очень неблагородной целью.
Он хочет расправиться с мастерицей,
Вышивающей к празднику плащаницу.
Убить, басурманин, сестру Фотинию хочет,
Но в келье нет никого, только перья Архангела Михаила и прочих.

Убла-хан, подняв перо Архангела Михаила,
Тут же превращается в русского воина Данилу.
И младшие ангелы, улыбаясь, смотрят в окошко,
Как он рубит сопровождавших его монголов в окрошку.

А на небесах новый голос присоединяется к пению
В преддверии наступающего праздника Успения.
Доносятся звуки евхаристического канона
В гармонизации митрополита Алфеева Илариона.










Наслаждение картофельным соком

Когда бы не эта роскошь - картофельный сок,
Я не был бы так прекрасен, а был бы дерьма кусок.
Я раньше рыгал всегда, что было совсем не удобно,
И даже соседский полкан посматривал злобно.
А сейчас, обрати внимание, дорогая,
Я общаюсь с тобой, почти не рыгая.
Такая тупость царит у этих испанцев!
Даже бывает немного жалко засранцев.
Чтоб понять их, я прикупил Дон-Кихота,
Пять страниц прочитал, но нет, неохота.
А картофельный сок защищает нас от отрыжки,
Регулирует стул, прочищает кишки.
Я могу восхищаться собой, размышлять о высоком,
Наслаждаясь при этом картофельным соком.
Вот испанцы, к примеру, сущие дети,
Жрут, рыгают, бесцельно живут на свете.
Ты кончай кочевряжиться, выпей сок, дорогуша,
Или можешь так сырой картофель покушать.
В Питере всех восхищает мой благородный профиль.
И, если я так хорош, спасибо тебе, картофель!
Я, наверно, в ближайший год напечатаю книжку
О том, как картофельный сок побеждает отрыжку.
Я бы давно написал уже,
Но не знаю, в слове "отрыжка" буква шэ или жэ.










Давняя встреча

Этот городок назывался Нейкурен
И был, наверно, весьма культурен,
А теперь называется Пионерским
И стал поэтому довольно мерзким,
Ведь хорошо известно, как влияет название
На ЖКХ и санитарное состояние.
Но разговор у нас пойдёт не об этом,
А о встрече со Сбулдиным, человеком-омлетом.

Бывают люди-собаки и люди-крысы,
Бывают люди кудрявые, а также лысые,
Бывают красавцы и бывают уроды,
Бывают малорослики вроде Бильбо и Фродо,
Бывают люди-волки и люди-зайцы,
Довольно часто встречаются люди-китайцы,
Но только в захолустном городишке этом
Довелось мне встретиться с человеком-омлетом.
И хотя прошёл не один десяток лет,
Стоит перед глазами Сбулдин, он же омлет.
Вот представьте себе, рыжий Сбулдин, очки, борода
И на том же месте сковорода,
И выходит, что Сбулдин и шипящее на сковородке яйцо -
Это по сути дела одно и то же лицо.
Я часто бываю в Москве, иногда в Париже,
Но даже там людей-омлетов не вижу.

Сбулдин, Сбулдин, где ты теперь,дружище?
Кого удивляешь соединением человека и пищи?
Так ли радуешь всех характерным шкворчащим звуком
И ароматом яичницы с жареным луком?
Или сожрали тебя в девяностые годы,
Не поняв с голодухи твоей бинарной природы?
http://www.stihi.ru/avtor/elephantfish
 
IP записан
 
Ответ #1 - 11/05/12 :: 2:25pm
eotvi   Экс-Участник

 
Малиново-серая звезда

Малиново-серая звезда
Символизирует светлый путь в никуда.
Тот, кто эту звезду зажёг,
Давным-давно покинул город Торжок.
Но звезда со временем не померкла ничуть,
По-прежнему освещает исполненный смысла путь.

Малиновый символизирует сладкий сон.
Кто в него погрузился, тот спасён.
Серый символизирует мир идей.
О нём говорил Платон в диалоге "Тимей".
Малиновый символизирует птичий хвост,
Помахивая которым, поднимешься выше звёзд.
Серый символизирует дрозда,
Который не малиновка, но тоже певец, хоть куда.

Под малиново-серой звездой Торжок
Совершил в царство свободы прыжок.
Ему ещё позавидуют Порхов, Гдов,
Кологрив и десятки других городов.

О, Вышний Волочок, Вышний Волочок! Как печальна судьба твоя.
Какими горькими слезами оплакиваю твоё богатство я!
Как высоко возносишь ты в небо шпили!
Как горделивы гербы знаменитых твоих фамилий!
Красный, бордовый, терракотовый - цвета безумия твоего.
Только нет среди этих цветов серого и малинового.

Серый цвет - это Фома Аквинат,
Постигший разумом рай и ад.
Малиновый - это Бернар из Клерво,
На месте Женевского озера не видящий ничего.
Серый - это наблюдающий зарю Ибн Умм Мактум,
В глубины неизреченного погружающий ум.
Малиновый - это Ибн Аль Фарид,
Тот, кто о духовном вине говорит.
Серый цвет - это Палама,
Божественные энергии уловивший силой ума.
Малиновый - какой-то безвестный аскет,
Видящий тот же несотворённый свет.

О Порхов и Гдов, ваши цвета - фиолетовый и голубой.
Не они ли заставили вас гордиться собой?
Выше многих других вы вознеслись,
Ваши шпили гордые тянутся ввысь.
Ниже других вы падёте, и уже недалёк
Вашего великого падения срок.

Как горючи слёзы мои о тебе, Кологрив!
Чего бы не отдал я, лишь бы ты оставался жив.
Но шпили твои возносятся ввысь...

Брысь, окаянные демоны, брысь!










Гонопольский и Шляпоберский

Гонопольский и Шляпоберский, как истинные ленинградцы,
Чуть что, сразу начинали ругаться.
Стоят на Загородном у Пяти углов
И обрушивают друг на друга миллионы слов.
При этом Гонопольский переходил на польский,
А Шляпоберский переходил на венгерский.
Так стоят они и машут руками,
Выглядят при этом полными дураками.
Гонопольский орёт по-польски,
А Шляпоберский орёт по-венгерски.

На голове Гонопольский носил беретку,
А Шляпоберский в кармане носил левретку.
Но, и такое случалось нередко,
У Гонопольского Шляпоберский украл беретку.
Лысина  Гонопольского страдала зверски,
И он думал: "Ну подожди, Шляпоберский!
Ты,- думал он,- стащил у меня беретку,
Так я стащу у тебя левретку".
Но не осуществил эту месть ни разу,
Опасался, что нагадит в карман зараза.

Когда Шляпоберский руководил опереткой,
Он не по-джентльменски обошёлся с одной субреткой.
И сказал ему тогда Гонопольский:
"Ты, Шляпоберский, мужик очень скользкий".
А когда Гонопольский руководил ипподромом,
Некоторых лошадей он подпаивал бромом.
Из-за этого Шляпоберский лишился немалых денег
И потом оплакивал целый день их.
Оба написали в Комиссию Гражданского Бдения,
Но ни тот, ни другой не произвёл впечатления.

Гонопольский купил автомашину "Победа".
"Теперь,- думал он,- от этого подлеца я уеду".
Но Шляпоберский примостился на заднем сидении
И комментировал ситуации уличного движения.
А теперь и тот, и другой лежат в могилах,
И вы спросите: "Автор, зачем ты убил их?"
Но я  отвечу: "Это не я убил их, а время.
Так оно, в сущности, поступает со всеми".
Гонопольский и Шляпоберский ругаются на том свете,
А здесь продолжают их дело внуки и дети

И возле здания академической филармонии
Бьют друг друга по физиономии.










Музыкант Сергеев и его Беленькая Киса

Знакомый ваш, музыкант Сергеев
бродит теперь в окрестностях Пиренеев,
где сильные ветры и солнце немилосердно печёт.
На плече Сергеева сидит его Киса,
она только изредка спускается с плеча пописать,
а потом опять забирается Сергееву на плечо.

Музыкант Сергеев давно забыл о какой-то столице,
где его угораздило когда-то  жениться,
где  до сих пор жена его Капитолина грустно вечерами смотрит в окно.
Он плохо помнит ход тех событий,
даже думает, что могло не быть их,
а если они случились, то очень и очень давно.

Сергеев вырезал маленькую флейту из тиса.
Когда он играет, слушает Киса.
Как будто по истории джаза проходит урок.
Но Сергеев понимает, что, как ни бейся,
Она не отличит Эллингтона от Каунта Бэйси,
К тому же, из музыкальных стилей предпочитает тяжёлый рок.

Когда им нужно немного денег,
они заходят в одну из маленьких деревенек,
из тех, что разбросаны в Пиренеях и тут и там.
Киса показывает несколько несложных трюков,
Сергеев услаждает крестьян потоками нежных звуков,
и те бросают монетки к его ногам.

После этого Сергеев и Киса
покупают в таверне  немного  риса.
Такого ароматного и нежного риса вы не найдёте нигде.
Сергеев делит рис на две горстки,
проводит рукой по гладкой беленькой шёрстке.
Киса трётся о его колено и приступает к еде.

Проходят дни, пробегают недели,
и так они бродят без всякой цели.
А когда задувает мистраль,
садится Сергеев под ствол кипариса,
и напротив сидит его Киса,
и смотрит на него голубыми глазами, прозрачными, как хрусталь.










Однажды Киса соскочила с плеча Сергеева

Однажды Киса соскочила с плеча Сергеева
И сказала, что всё-таки он человек, а не кот,
Что бессмысленно всю жизнь сидеть на плече его,
И  она от него уйдёт.

Что всё равно придётся менять ситуацию,
Хотят они того или не хотят,
Что нужно ей кошачьими делами заняться,
Заводить семью и котят.

Музыкант Сергеев не издал ни вздоха,
Взъерошил белую шёрстку слегка,
И Киса ушла по направлению к провинции Ля-Риоха,
Сказав на прощание "пока-пока".

И вскоре в Баньяресе, Лейве, других городах провинции
Обезумели все коты.
Трудно было даже представить принца им,
Достойного такой красоты.

Она побывала на самых известных помойках,
Лишив котов Ля-Риохи покоя и сна.
Некоторые храбрились, подбегали бойко,
Но Киса была холодна.

Она поняла, что коты издают отвратительный запах,
Их шерсть полна блох и, может быть, даже вшей,
Они никогда не стригут когтей на лапах
И благородному рису предпочитают мышей.

И даже на знаменитой помойке в городке Корпоралес,
Где собирается кошачий бомонд,
Она не нашла высокой морали,
Только сомнительный юмор и дешёвый понт.

А музыкант Сергеев слонялся где-то,
Целыми днями не ел ничего,
И только наигрывал на флейте мелодию "Nothing Else Matters",
Которую Киса любила больше всего.

И, услышав звук его флейты из тиса,
Несмотря на то, что была гроза,
Однажды в полдень к Сергееву вернулась Киса
И лапками сзади прикрыла ему глаза.

Она долго не могла найти Сергеева,
Но твёрдо знала, что без него никак.
Она поняла, что жить - это значит сидеть на плече его,
А всё остальное только тоска и мрак.

И пошли куда-то  Сергеев и Киса
По той стране, где дуют ветры и солнце палит горячо,
Как будто она просто спускалась с плеча пописать
И вновь запрыгнула к нему на плечо.   










Музыкант Сергеев и его Беленькая Киса III

Подошёл к музыканту Сергееву музыкант Пабло
И говорит: "Флейта твоя звучит как-то дрябло.
Я думаю, песням твоим не хватает драйва.
Такие звуки любил небезызвестный Уоттс-Рассел Айво."

Тогда с плеча Сергеева соскочила Киса
И говорит: "Ах, ты мудозвон лысый!
В твоей голове пустой не хватает масел.
Мы джаз играем, причём здесь Уоттс-Рассел?"
Терпеть не могу компанию "Фор Эй Ди",
Поэтому бери ноги в руки и уходи!"

Но музыкант Пабло никак не может уняться:
"Я, говорит, к вам со всею душой, братцы.
Все эти "Throwing Muses" и"Cocteau Twins" давно устарели.
Кому в двадцать первом веке нужны соловьиные трели?
Для обучения надо вам непременно
Послушать хотя бы раз мексиканских джазменов".

А Киса ему: "Лучше всех музыкант Сергеев!
И он плевать хотел на твоих мексиканских геев.
Убирайся отсюда ты, мексиканский лапоть!
Сейчас я буду морду твою царапать."
И действительно, в кровь расцарапав Паблову морду,
На плечо к Сергееву возвратилась гордо.
А Пабло бежал позорно до города Саламанки,
На ходу посылая проклятия хулиганке.

И думал Сергеев потом: "Вот солнце палит безмерно,
И с расцарапанной мордой где-то Пабло бредёт, наверно."
И вспомнил он северный город Питер,
Где только ленивый об него свои ноги не вытер.
А жене его Капитолине в голову не пришло ни разу
Расцарапать в кровь какую-нибудь заразу.
"Вот бы подлец Ярыгин попался Кисе,
Когда задробил мне поездку на фестиваль в Тбилиси!"










Музыкант Сергеев и его Беленькая Киса. Эпилог



Наверно, следовало раздобыть лопату,
Но сил не нашлось идти куда-то,
И видеть людей, разговаривать с ними было бы тяжело.
Музыкант Сергеев копал руками,
А земля была твёрдая, будто камень,
И комариный писк ввинчивался в голову, как сверло.

Было душно и нестерпимо жарко,
Ворон над головой равнодушно каркал,
А в ушах беспрестанно гремели колокола.
Музыкант Сергеев копал могилу
Для той единственной, кого любил он,
Для Беленькой Кисы, которая умерла.

И он не думал о том, что тела,
Которое предать земле хотел он
Нет ни рядом, ни близко, вообще нигде.
Музыкант Сергеев копал руками,
А земля была твёрдая, будто камень,
И сочилась кровь из-под ногтей подобно воде.

А мысли двигались бессистемно,
Касаясь странных и необычных тем,но
Возвращались к тому, что где-то в мирах иных
Она возродится девушкой Ангелиной,
И в гамаке, лёгком, как паутина,
Они будут вместе вечно, и ничто разлучить не сумеет их.

А потом его оставили силы,
Он, уткнувшись в землю, упал у могилы,
И спустился орёл, чтоб от солнца прикрыть его тенью крыла.
Появился лев и рыл когтями
Землю твёрдую, будто камень.
А Сергеев плакал о Кисе, которая умерла.

http://www.stihi.ru/avtor/elephantfish
 
IP записан
 
Ответ #2 - 11/06/12 :: 1:09pm
eotvi   Экс-Участник

 
Рысь

Хочу я обличить зверюгу
С названьем кратким Рысь,
Который выскочил, откуда ни возьмись,
А я не в силах даже крикнуть от испуга.
А надо крикнуть, надо крикнуть «Брысь!»
Вот именно, разбойник кистеухий,
Пушной котообразный диверсант.

Я пью ночами антидепрессант
И в жизни не обидел даже мухи.
А ты боишься прыгнуть на лося,
Который пламенеющим копытом
Как хрястнет по глазам твоим несытым,
И улетучится твоя бравада вся.

Но ты, заветы предков хороня,
Цинично с ветки прыгнул на меня.










Прошлое где-то рядом

Прошлое где-то рядом, но его покрывает туман.
Вот, явственно слышу, поёт Вадим Мулерман.
Теперь вряд ли кто-то помнит такого певца,
А в те времена он песню одну и ту же пел без конца.
Речь шла о короле, который возвращался домой, проигравши войну,
И песенкой этой замучили всю страну.

А на пляж приходили кораблики "Лабрадор" и "Жасмин".
Мы иногда на них катались, родители я и сосед Валерка Фомин.

А в шаге от дома был пневматический тир.
За то, чтобы выстрелить несколько раз из винтовки я мог бы отдать весь мир.
Я  очень хотел заработать значок "Юный стрелок",
Но выбить сорок очков так никогда и не смог.

А уличное кафе, кажется, "Зелёный луг"
Изумительным запахом заполнило всё вокруг.
Жареной свинины, уксуса, лука волнующий аромат,
Хохот, споры футбольных болельщиков, мат...
Помню, какой-то пьяный выкрикивал слово "блядь".
Что это слово значит, тогда я не мог понять.
Сосед Фомин Валерка пытался мне объяснить,
Но мне было трудно ухватывать его рассуждений нить.
Больше меня привлекала тарелочек белая жесть.
О, как мне хотелось хоть раз из тех тарелок поесть!

А в воскресенье привозили газету "Футбол", но только по десять штук.
Взрослые дядьки буквально выхватывали еженедельник из рук.
Я был умный ребёнок, читал газеты, носил очки.

И ещё продавались стаканами маленькие креветки, мы их называли "рачки".

А вечером, пока родители спорили о шестидневной войне,
Я, несмотря на скепсис Валерки, американцев разглядел на Луне.
А разбитая королевская армия тем временем приближалась к нашим дверям.
Тирьям-тиррьярим, тим тирьям,
Тирьям-тирьям,
Трям-трям.










Тоска

Дело в том, что у скрипача Мурыгина был хвост,
Не маленький завиток, а солидный хвост, сантиметров двадцать пять – тридцать.
Из-за этого хвоста, несмотря на яркую внешность и высокий рост,
Мурыгин так никогда и не смог жениться.

Музыкант всю жизнь этот хвост скрывал,
Аккуратно заправлял его в кальсоны.
Но хвост иногда всё равно себя выдавал,
Предательски поднимался, когда он играл свой любимый концерт Мендельсона.

О, тоска, как много в этом мире тоски!
Она не уходит, даже когда звучит весёлое скерцо.
От тоски на хвосте музыканта дрожат волоски,
От тоски в груди разрывается сердце.

По вечерам музыкант закрывает   дверь,
Встаёт на четыре ноги, поднимает хвост и слушает дивную музыку Мендельсона.
Хотя мы знаем, что он никакой не зверь,
Закончил консерваторию по классу профессора Захара Брона.

http://www.stihi.ru/avtor/elephantfish
 
IP записан
 
Ответ #3 - 11/29/12 :: 3:47am
eotvi   Экс-Участник

 
Переселиться в Хельсинки, покинуть ад

Переселиться в Хельсинки, покинуть ад,
жить неспешно, почитывать «Helsingin Sanomat»,
гулять по городу с элегантной тростью,
дожидаться Лидию, дорогую гостью,
и, получив в кофейне эсэмэску, мол, еду, еду,
подпрыгнуть до потолка, вылив кофе на брюки какому-то шведу.
На рыбном рынке для любезной Лидии
покупать копчёную салаку и мидии.
Копчёную салаку в бумажном пакетике,
конечно, атакует чайка, позабыв об этике,
поэтому размахивать руками и кричать «кыш-кыш, пернатый!»,
шокируя публику на Алексантеринкату,
и целовать губы, перепачканные салакой,
если бесценная Лидия не найдёт возражений, однако…










Лидии Клодии

Я, как всегда, на Севере,
а Вы в переулках Трастевере,
Лидия,
заходите в церковь святого Эгидия,
спускаетесь в катакомбы…

ни о ком не тосковал бы я так,
видит Бог, ни о ком бы…

финские сосны покрываются инеем,
но музыка уносит туда, где римские пинии,
где воробышек клюёт ячменные зёрна с Вашей ладони
и смотрит в глаза своей мадонне,
вдыхая тот единственный аромат от Марии Кандиды Джентиле
или
кружит над головой Лидии Клодии…

в сером плаще не по погоде
на площади Кауппатори мечтаю о пароходе,
плывущем туда, где божественные мелодии,
к Лидии Клодии...
http://www.stihi.ru/2012/11/23/7019
 
IP записан
 
Ответ #4 - 12/11/12 :: 12:54am
eotvi   Экс-Участник

 
Вечный круг твой, Принцесса Анастасия

Вечный круг твой, "Принцесса Анастасия" -
Россия, Финляндия, Швеция, Эстония, снова Россия.
Исчезает город, где отдыхает душа,
где не только жизнь, но даже смерть, наверное, хороша.
Покидая Хельсинки, стою и курю
под странной вывеской "For vizitors only and crew"

Вечный круг, и поэтому я печален,
и не радуют даже Стокгольм и Таллин.
Всё равно, возвращаться туда, где уныние правит бал,
где злобный карлик всю страну запугал,
где повсюду один большой Репербан,
где осень, по слову поэта, надела тюрбан,
где каждую клетку наполнил страх,
где Ворон на бюсте Маркса сидит и пророчит крах.

До свидания город, где отдыхает душа,
где под руку с Лидией можно гулять неспеша
и на Рыбном рынке смотреть, как этот ангел с небес
уплетает за обе щёки суп буябес.
До свидания, Лидия, знаю, что никогда
не решитесь Вы приехать туда,
где, как этот паром "Принцесса Анастасия",
по вечному кругу ходит и ходит Россия.
http://www.stihi.ru/2012/12/09/10709
 
IP записан
 
Ответ #5 - 12/23/12 :: 8:30am
eotvi   Экс-Участник

 
Последний император

Последним императором был Пу И
Или, для краткости, Пу.
Народ послал его в жопу, и
Он пошёл, проклиная толпу.

Ему кричали, что он кобель,
Разбойник и сукин сын,
Что он срубил благородную Ель,
Символ династии Цин.

Восстали крупные города,
Потом империя вся.
И в сторону жопы пошёл он тогда
Походкой злого гуся.

Народ кричал: «Давай, уходи!»
И всякую   дрянь кидал.
Огромная жопа ждала впереди,
А больше никто не ждал…
http://www.stihi.ru/avtor/elephantfish
 
IP записан
 
Ответ #6 - 01/11/13 :: 2:11am
eotvi   Экс-Участник

 
Послание к Филимонову

Надеюсь, ты не забыл, мой друг Филимонов,
Как заработал первые двадцать пять миллионов,
Кто научил тебя торговать валютой,
Когда без сапог ты бегал по городу в холод лютый.
Ни о чём об этом я вспоминать не буду,
Ты сам всё должен помнить, ублюдок.
И забывать об этом не стоит, если
Теперь ты засел ни с того, ни с сего в губернаторском кресле,
Ведь в старину люди высокой морали
Своих наставников не забывали.

Обращаюсь к тебе, как к родному я.
Знаешь ли ты шмеля? Благородное насекомое!
Надо нам развивать шмелеводство, дружище.
Я поставлю шмелей. Скажем, четыре тыщи.
Цена не кусается - сорок евро за штуку.
И ещё миллионов пятьсот на шмелеводческую науку.
Создадим Всемирный дом шмелевода -
Даже в Америке будет греметь русская наша порода.
Короче, направляю к тебе секретаршу,
Приятную даму, лет сорока, не старше.
Прими её, как если б это был я,
Реши,непременно, проблему её жилья.
Общение с ней доставит приятнейшие моменты,
Будешь давать ей на визу все документы.
В общем, приятная дама эта 
Будет следить за твоим городским бюджетом,
Чтобы народные деньги шли, куда надо,
Не оседая в карманах Терещенко, Гука и прочих гадов.
Кстати, Терещенко надо отправить в отставку,
Надоело слушать по радио эту гнусную шавку.
Типа, он выведет всех на чистую воду.
А не он ли хапнул лимон за аренду нефтепровода?

Сам понимаешь, это всего лишь просьбы.
Лишь бы к другим аргументам прибегать не пришлось бы.
А то приедут к тебе Жорик с Тенгизом,
Окажут плохое влияние на твой организм.
Шмелеводство, мой друг, благороднейшее занятие,
Только ты о нём пока не имеешь понятия.
Надеюсь, на истинный путь я тебя наставил,
Остаюсь, твой единственный друг и учитель,
Павел.
http://www.stihi.ru/avtor/elephantfish
 
IP записан
 
Ответ #7 - 02/21/13 :: 3:28pm
eotvi   Экс-Участник

 
Сапфиры

Я подарил тебе тринадцать стихов-сапфиров,
ты сложила их в коробку от доширака
и увезла в свой странный город Камышин,

и там они исчезли в лабиринтах твоей квартиры,
где безухая хромая собака,
где пауки с крестами на спинах
по углам плетут паутину,
где мыши…

  где  мыши ночью выходят на кухню,
пробуют мясо, которое неделями тухнет,
исследуют посудные горы,
бегают, ведут понятные только им разговоры
о чём-то низком,
  натыкаются на коробку,
  трогают лапками, но довольно робко
и быстро возвращаются к тарелкам и мискам,

к тарелкам и мискам,
которые никто никогда не моет,
никто никогда не моет…

а хромая собака не в силах прогнать их и только воет.

Этот вой покрывает город Камышин,
и плачет глухонемой алкоголик Гриша,
хочет  сказать о жизни, но не может ни бе, ни ме,
и чувствуют что-то страшное даже мыши,

а тринадцать сапфиров мерцают тускло во тьме.
http://www.stihi.ru/2013/02/15/5087
 
IP записан
 
Ответ #8 - 04/06/13 :: 3:08pm
eotvi   Экс-Участник

 
Бириндики

Исчезли в наших лесах полосатые мелкие твари,
Бурундуки теперь то ли в Америке, то ли в Сахаре.
У нас остались одни бириндики,
Одинокие, серые, некрасивые, бесхвостые, дикие.
Скитаются по лесам Ярославской и Тульской губерний,
Неприкаянные, никем не любимые, нервные.
Не могут спать по ночам, то улягутся так, то этак,
А днём боятся каждого шороха, ветра, хруста сломанных веток.
Зимой голодают, не запасают орехи летом,
Не могут понять, зачем они, что они делают в мире этом.
Увидев охотника, на задние лапы встают у опушки леса,
Но даже охотник не проявляет к ним интереса.

Боже, Боже, скажи, Ты зачем сотворил их.
Разве мало забот у Тебя, о слонах, крокодилах, гориллах?
Каждый из них мечтает о чём-то великом,
Но нечего ждать бесхвостым бессмысленным бириндикам.
Однажды встречались они с патриархом Кириллом,
Святейший четыре часа что-то важное говорил им.
Но всё в пустоту, не помогут молитва и пост им,
Бесполезным, забытым, бесхвостым, бесхвостым, бесхвостым...
http://www.stihi.ru/2013/04/06/6176
 
IP записан
 
Ответ #9 - 05/23/13 :: 5:30am
eotvi   Экс-Участник

 
Мечта

Дом двадцать семь, квартира пятая.
Бывал внутри квартиры той когда-то я.
Но вот теперь хожу квартиры мимо я,
А там внутри сидит моя любимая.
И муж её там обретается,
Плюгавый тип, похожий на китайца.

А в выходные целый день сижу под окнами,
И если дождь, то даже сильно мокну я .   
Сижу на лавке, бутерброд жую
И жду,когда войдет она на лоджию,
Кокетливо взмахнет рукой она,
тем жестом, что  приметила у Коэна,
Когда смотрела, как вручают премии,
Не замечая, что был рядом в это время я.

Вообще-то двое их, такие братья Коэны,
Выходят часто помахать рукой они.
У них есть фильм про мужика мордастого,
Он всё бухал и думал, кто предаст его.
А дело было, вроде, в Чайнатауне.
Короче, непонятно ни черта у них.

Она мне скажет ненавижу мужа я,
О, как же с этим мужем села в лужу я,
Такой уж он смешной, плюгавый, жалкий,
Какое-то ничтожество на палке.
И скажет, что противны братья Коэны,
Как ни махали бы рукой они.

А через лоджию открытую
Услышу песню я "From me to you".
А это значит,скоро  мужа хилого,
Она заменит на меня,премилого.
http://www.stihi.ru/2013/05/22/10348
 
IP записан
 
Ответ #10 - 06/11/13 :: 6:18am
eotvi   Экс-Участник

 
Если бы у меня была знакомая по фамилии Шемшуренко

Если бы у меня была знакомая по фамилии Шемшуренко, я посвятил бы ей этот стих,
и, наверно, кто-то бы, искушённый в литературной критике, прочитав его, сказал, что я псих.

Шемшуренко - вот это фамилия, не то, что Терёшкина, Тюрина или, наконец, Середа.
С Терёшкиной-Тюриной ситуация была бы провальная, не годилась бы никуда.

Именно с твоих, Шемшуренко, лодыжек я своё восхваление начал бы
и сказал бы, что они такие прекрасные, толстые, как столбы.

Я написал бы простыми словами, поскольку сложными такой человек, как я, не говорит.
Как прекрасна ты, написал бы я, о, прекрасная, как будто выдумал тебя какой-нибудь прерафаэлит.

Я видел однажды одну картину такую, когда был в столичном, самом лучшем городе М.,
и там была одна такая, похожая на тебя, хотя и не совсем.

Потому что уши твои прекрасные, как в слоновнике, где  живут слоны африканские, владельцы великолепных ушей.
Туда по субботам и воскресеньям водят мамы и бабушки  толстомордых своих малышей.


Но однажды и мы пришли бы в слоновник и шли бы, благословляя судьбу,
и слоны, признав тебя, поднимали бы хоботы и трубили бы "бу-бу-бу".
http://www.stihi.ru/2013/06/05/4017
 
IP записан
 
Ответ #11 - 06/18/13 :: 3:06pm
eotvi   Экс-Участник

 
Из книги История Швеции в стихах и картинках

Выступление в Рикстаге. 1740.

Запомни, моя фамилия Эрнесверд,
А ты мелкий человечек, скотина и смерд.
Я представитель благородной партии шляп,
А ты всего лишь предатель, шпион и раб,
Как и все члены жалкой партии колпаков,
Состоящей из российских агентов и дураков.

Моя могила будет в крепости Свеаборг,
А тебя не возьмут даже в плебейский морг,
Поэтому твой труп обнаружат в кустах
От большой дороги метрах в стах.
(Употребляю неправильный оборот,
Чтоб коллеги поняли, какой ты урод)
Моя могила от берега метрах в ста,
Вокруг цветы, деревья и прочая красота,
А твой труп найдут от дороги метрах в стах
В каких-то забытых Богом кустах.
Потому что я потомственный аристократ,
Твоя родословная хуже моей в стократ.
Твоя фамилия, как всем известно, Хурн.
Ей место среди мусорных баков и урн.
И вообще ты не швед, а, наверное, финн,
Вперевалку ходишь, к тому же глуп, как пингвин.

Для мужчины самое лучшее дело - война,
Колпаки не понимают в ней нихрена.
Они, как бабы, боятся войны,
Сидят целый день, только хны да хны.

Моя могила будет от берега метрах в ста,
По углам четыре железных креста.
Твой труп от дороги метрах в стах,
Подобных тебе всегда находят в таких местах.
(Употребляю неправильный оборот,
Чтоб над тобой лишний раз посмеялся народ.
О тебе специально неправильно говорю,
Чтоб  показать, ты не человек, а хрю-хрю)

Ты не уважаешь своих коллег,
Что характерно для умственных и моральных калек,
Поэтому от имени партии шляп
Требую, чтоб тебе в рот засунули кляп.
А лучше тебя посадить на кол,
Потому что ты не истинный швед, а монгол.
С врагами всегда так делали в старину.
Посадим тебя, и все пойдём на войну.
До чего же хочется повоевать!
А на твои оскорбления мне наплевать.
Швеция, Швеция превыше всего,
А, кроме Швеции нет ничего!
Швеция великая наша держава.
Позор колпкам, а Швеции слава!
http://www.stihi.ru/2013/06/17/5224
 
IP записан
 
Ответ #12 - 06/27/13 :: 2:10am
eotvi   Экс-Участник

 
Набоковеды и собаководы

В Одессе были две непримиримые партии: набоковеды и собаководы. Их противостоянием наполнены восьмидесятые, да и девяностые годы.
Собаководы признавали только «Машеньку» и в какой-то степени «Защиту Лужина», но считали, что в целом слава Набокова раздута искусственно и незаслуженно.
Набоковеды не были против собак, если они бы охотились, или, например, охраняли жилище, но считали, что, чересчур увлекаясь собаками, люди лишают себя более тонкой духовной пищи.
Представители враждующих партий сохраняли уважительные отношения между собою. Их противостояние было, в основном, идейным и редко доходило до мордобоя.
Набоковеды никогда не опускались до того, чтобы разбрасывать отраву на бульваре, или, к примеру, в Лузановке.  Собаководы никогда не науськивали собак, чтоб те кусали противников за ноги.
Набоковеды собирались в еврейской столовой на свои заседания каждую среду. Дело было на Градоначальницкой улице, которая называлась улицей Перекопской победы.
Надо сказать, набоковедам в этой столовой приходилось отнюдь не сладко, потому что собаководы под самыми окнами устроили свою площадку.
Как только набоковеды в семнадцать часов открывали  своё заседание, так собаководы начинали  отрабатывать команду «голос!» и прочие шумные задания.
Но и лидер набоковедов Лозовский в статье, посвящённой роману «Ада», доказывал, будто бы главный смысл этого творения в том, что собак  заводить не надо.
Когда же пришлось хоронить Лозовского после его неудавшегося купания, многие собаки собрались на Третьем еврейском кладбище и устроили собственное отпевание.
Набоковеды после смерти Лозовского продолжили деятельность во главе с профессором Паком.  Тогда собаководы распустили слух, что новый лидер противников испытывает какой-то нездоровый интерес к собакам.
Но в скором времени, в связи с перестройкой, профессор Пак перебрался в Корею, и по средам на Градоначальницкой улице стали собираться одни евреи.
Хотя и они постепенно разъехались, навсегда покидая Одессу, и город остался в лапах собаководов полностью, не представляя литературного интереса.
В книжном магазине на Греческой площади продают «Оригинал Лауры». Под окнами магазина выгуливают ротвейлеров какие-то местные дуры.
Никого не волнует, если честно сказать, ни то, ни другое.
И поэтому я в Одессу теперь ни ногою.
http://www.stihi.ru/2013/06/26/5041
 
IP записан
 
Ответ #13 - 07/20/13 :: 4:23pm
eotvi   Экс-Участник

 
В мастерской художников

I

Кошка уже на даче,
Скоро будет рожать.
Кто смог бы её удержать?

А Ларс Теобальдович плачет,
Он продолжает дрожать.
Четвёртый час неодетым
Позирует он для портрета
С пушистым чёрным котом.

Причина этого в том,
Что художник Иван Кустоедов
Любит норвежцев и шведов.
Их нежную светлую кожу
Он пишет весьма похоже.
Но пока на листе большом
Он чиркает карандашом,
А Ларс стоит нагишом
И грустно смотрит на шмотки
Просит хоть рюмку водки.
Иван отвечает: «Нет,
От водки изменится цвет.
Можешь выпить боржоми,
Будешь у нас моржом», и
Ларс стоит нагишом.

Ларс говорит: «Иван,
Я сброшу кота на диван?»
Иван отвечает: «Нет,
Котик нам нужен тоже,
Он контрастирует с кожей.
В контрасте весь мой секрет.
Нет и ещё раз нет!»

Ларс Ивану сквозь зубы
Говорит чрезвычайно грубо:
«Каким же ты стал скотом!»,
И дальше стоит с котом.

Кошка уже на даче.
Скоро будет рожать.
Кто смог бы её удержать?
Кот глаза таращит,
Он недовольно урчит,
А Ларс зубами стучит.


Художник Иван Кустоедов
Любит норвежцев и шведов,
А художник Иван Кустодеев
Пишет портреты злодеев.
Оба в одной мастерской
Трудятся день-деньской.
Саксофонист Сергеев
Изображает злодеев.
Он видел Ларса с котом
И всем рассказал о том.

А кошка уже на даче.
Скоро будет рожать.
Не стоит ли к ней сбежать?

II

Модный художник Иван Кустодеев
Пишет портреты злодеев,
И составляет список злодеев
Сам Кустодеев.
В списке Атилла и Робеспьер,
Многие лидеры СССР,
Гитлер, Калигула и Чингисхан,
Пукин, Бен-Ладен и Грозный Иван…
Люди злодеев боготворят.
Эти портреты идут нарасхват.
А удаются они потому,
Что постоянной моделью ему
Служит один музыкант – Сергеев,
похожий сразу на всех злодеев.

Вот посетитель заходит к Ивану,
Смотрит восторженно на Чингисхана
И говорит: «Разве это злодей?
Это один из великих людей!»
Но отвечает ему Кустодеев
Здесь я составляю список злодеев.
Чуть не любой из великих людей –
Это злодей…

И кулачищем ударив об стол,
Нехорошо посмотрев на Ивана,
Но заплатив за портрет Чингисхана
Мрачный, уходит монгол…

Вот приезжает мадам из Лиона,
Жаждет портрета Наполеона,
Делает реверанс.
«Наполеон, - говорит Кустодеев –
Может, вполне считаться злодеем»
И объявляет: «Портрет Бонапарта
Будет готов двадцать пятого марта.
Сорок процентов аванс!»

Вот президент появился Лисицын.
Этот мечтает напроситься,
Хочет иметь свой портрет.
Но отвечает ему Кустодеев:
«Не дотянул ты пока до злодеев.
Нет и ещё раз нет!»

А Ларс Теобальдович Зомм,
Создатель научной школы,
Стоит в это время голый
С чёрным пушистым котом
И думает: «Всё суета…»

Лисицын видит кота,
Потом замечает Зомма.
Подходит: «Будем знакомы,
Я президент Лисицын».
А Ларс готов провалиться.
Он тихо бормочет: «Зомм»
И срам прикрывает котом.
Лисицын чешет кота
И говорит: « Красота…
Красота…»


III

Иногда случаются непредвиденные события, и вот,
От художника Кустоедова сбежал кот.
Он удрал, и сам добрался до станции Комарово,
Где на даче рожала его возлюбленная – кошка по прозвищу Гончарова.
А кот был необходим Кустоедову для его художественных целей,
И с горя он забросил кисти на целую неделю,
Курил все дни и ходил по комнате хмурый,
Пока к нему не пришёл вновь назначенный глава Комитета культуры.
Тот вошёл как всегда весёлый, прокричал «What s new?»
«Я - продолжил он, - принёс тебе, Ваня, домашнюю свинью».
Это была абсолютно чёрная крошечная свинья – минипиг,
И настроение художника улучшилось сей же миг,
Потому что эта свинья подходила Ивану даже больше, чем кот,
И обещала новое направление для его художественных работ.
А глава Комитета культуры кричал: «Поверь!
Это чудесный, необыкновенно умный и тонкий зверь.
Собаки и кошки – дела минувших дней.
Люди хорошего вкуса заводят только свиней.
Свиньи завоёвывают все страны и материки,
А котов теперь содержат только дети и старики.
Кстати, у нас появилась идея в следующем году
Провести фестиваль минипигов в Екатерининском саду.
Под садом начнём строительство гаражей,
Театр надстроим на несколько этажей,
С крыши уберём скульптуры коней,
Вместо них поставим свиней.
В театре возобновим спектакль по Достоевскому «Двойник»,
Там главную роль будет играть минипиг.
Главными брэндами года станут Достоевский и минипиги,
Весь город заполнят свиньи и книги.
Стоит тебе, к примеру, выйти на Невский,
Там тебя встретит либо свинья, либо Достоевский.
Наша городская культурная жизнь уныла и скучна,
Но уже наступают новые весёлые времена.
Мы превратим городскую жизнь в постоянно действующий карнавал,
Чтобы всякие уличные праздники, фестивали, игры накатывали, как девятый вал,
Чтобы от обилия праздников никто ничего не понимал».
Эти слова услышал художник Иван Кустодеев
И говорит: «Ты будешь нелишним в моей галерее злодеев.
Это большая честь – сам президент Лисицын
Сюда приезжал, но не смог пока напроситься».
А Кустоедов уже схватил телефон
И кричит в трубку: « Ларс Теобальдович! Дорогой мой фон Зон!
Приезжай как можно скорее, хотя бы в субботу,
Мы продолжим нашу прерванную работу!»
Ларс обижается в трубке, говорит, что он не фон Зон, а Зомм,
И никогда, ни за что в жизни больше не будет стоять с котом.
Иван отвечает: «Не парься, Фон!
Нет кота, убежал к Гончаровой он.
Теперь нашим брэндом стал минипиг.
Всё будет О Кей, приезжай, приезжай старик!»
http://www.stihi.ru/2013/07/18/5536
 
IP записан
 
Ответ #14 - 07/30/13 :: 4:25pm
eotvi   Экс-Участник

 
Фридман

Вроде, обещали неплохую погоду,
но дождь такой, что ты промокла до нитки,
так много работы по огороду,

но как расплодились улитки,
оставили голые стебли от бархатцев
и актинидии коломикты,
а как с ними бороться, никто не знает,

а дождь то усиливается, то ослабевает
и капает понемногу,

но вечер всё-таки наступает,
и,слава Богу,
у печки тепло и сухо
и ты пишешь, как важно найти понимание,
найти человека, близкого по духу,

раньше ты каждый вечер писала в тетрадке,
теперь на своей странице в контакте
то, что тебя волнует больше всего,
мысли великих людей, Тургенева, аббата Прево,
что счастье возможно.

Оно возможно при совпадении взглядов людей,
при совпадении вкусов,

а жизнь проходит, как проходит мимо твоего участка Фридман,
вывозит мусор.
http://www.stihi.ru/2013/07/28/7923
 
IP записан
 
Страниц: 1 2 3 4