Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход или Регистрация
WWW-Dosk
   
  ГлавнаяСправкаПоискВходРегистрация  
 
 
Страниц: 1 ... 6 7 8 9 
Стихи Анны Долгаревой (alonso_kexano) (Прочитано 8920 раз)
Ответ #105 - 10/25/17 :: 9:40pm

Гильбарад   Вне Форума
Живет здесь
Собирающий осколки былого
Россия, Санкт-Петербург

Пол: male
Сообщений: 841
*****
 
Хороших новостей больше не будет.
Хорошие новости отменили.
Октябрь наступает запахом гнили
и дыма. Листьев осенних груды
слипаются, мокнут под дождь ночной
и превращаются в перегной.

Перечеркнули. Похоронили.
В отчетах указано: нас не стало.
Хорошие новости отменили,
остался последний из всех каналов,
рекомендуют учиться смирению,
рекомендуют учиться принятию.
Полночь и водка, постель несмятая.
Что там сегодня? Мы не смотрели.

Нас отменили, и мы уходим
в небо, и октябри оставляем
тем, кто, возможно, будет свободен,
непобедим и непотопляем,
тем, кто родится сегодня и завтра.
Утро и ветер. Пельмени на завтрак.
Холодно, дымом пахнет в квартире.
Шаг за порог. Патроны в кармане.

Мы растворяемся в этом мире,
и этот мир становится нами.
 

Если бы не было Тьмы, мы никогда не увидели бы звезд...
IP записан
 
Ответ #106 - 10/26/17 :: 4:50pm

Элхэ Ниэннах   На Форуме
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 23440
*
 
Зимняя королева входит в подземный бар,
черные мотыльки сидят на пальцах ее,
зимняя королева есть серебро, и лед,
и в умирающем дереве рождающееся гнилье.
Зимняя королева просит себе налить
чего-нибудь согревающего, но пьет и не может согреться,
потому что не бьется у нее сердце,
миллионы лет как не бьется сердце.

Зимняя королева глядит на часы,
часы отбивают полночь и пять минут.
Зимняя королева заказывает грог
и ждет, когда принесут.
Белые мертвые бабочки ползают по ее
белому платью и тонкой мраморной шее.
Через две минуты она допивает.
Бар, разумеется, быстро пустеет.

*
Что до зимнего короля, то он предпочитает странные игры:
игры в солдатики отрезанными головами.
Он лепит фигурки из снега и всаживает в них иглы,
Он сплетает снежные бури рифмованными словами.
Тонкими пальцами он строит домики из снежинок,
Вроде карточных, но прекраснее неизмеримо.
В ледяном дворце только писк раздается мышиный,
никаких больше звуков, они пролетают мимо.

*
Когда они встречаются, то вокруг никого живого.
Так происходит однажды в эпоху, ничего удивительного.
Они не делают ни движения, не произносят ни слова,
Они даже не дышат. Ветра весь снег вытерли
С белого голого льда, покрывающего всю Землю,
С белого льда, только и оставшегося на свете
После ядерной зимы. Время для новоселья
Мышей и белых мотыльков, единственных выживших на планете.
А они стоят друг против друга, опровергая
Все человеческие предания и легенды,
И любовь их недвижимая, невероятная, ледяная
Происходит в безмолвии, нарастая, нарастая крещендо.
 

The Emperor protects - but who will protect the Emperor?
IP записан
 
Ответ #107 - 10/27/17 :: 8:29pm

Гильбарад   Вне Форума
Живет здесь
Собирающий осколки былого
Россия, Санкт-Петербург

Пол: male
Сообщений: 841
*****
 
И горят огни в нежилых домах,
из деревьев гнилых вытекает сок.
Никогда не ведай, что значит страх,
только знай, что есть путь, и что он далек.
Я иду через Самайн, держа свечу.

Этой ночью мертвых выпадет снег,
принимая осенней земли дары.
Кто бредет сквозь поля – да от века в век?
Кто бредет по лесам, зажигая костры?
Я иду через Самайн, держа свечу.

На полях земля поедает траву,
на колах у домов стоят черепа,
и идет ноябрь, принимая листву,
словно дар, и походка его слепа.
Я иду через Самайн, держа свечу.

Если вышел из дома, не бойся тех,
чьи с полей доносятся голоса,
чей с могил доносится тусклый смех,
чьи ладони простерлись по небесам.

Ничего не бойся. Я подсвечу.
Я иду через Самайн, держа свечу.
 

Если бы не было Тьмы, мы никогда не увидели бы звезд...
IP записан
 
Ответ #108 - 10/28/17 :: 8:21pm

Гильбарад   Вне Форума
Живет здесь
Собирающий осколки былого
Россия, Санкт-Петербург

Пол: male
Сообщений: 841
*****
 
- Благородный идальго, позвольте! Прошел сигнал:
Вы признайте, что кончилась ваша война. И дома
Ожидает вас молодая ваша жена
И сплетает ковры для комнат, что вам знакомы.

- Нет, простите! Война не окончится тысячу лет!
Значит, тысячу лет – буду отдан иной сеньоре.
Поднимаются мертвые. Двигаются на свет.
Все идут туда, где бесслезное плещется море.

- Благородный идальго, за годы ваша жена
Превратилась в костистый череп Санта Муэрте.
В эту ночь октябрьскую ныне она одна
Ожидает вас у заплаканного окна,
Силясь вас отмолить у войны, у черта и смерти.

- Передайте же ей, что я клятву отдал иной,
Той, что выше судей и бога, что собирает
Наши души погибшие там, где лишь кровь и зной,
Провожает их до ворот пресветлого рая.

- Дорогой мой, я знала, что ты не узнаешь меня.
Ныне падает в мертвую землю мой дождь, дрожа и звеня.
Как тогда – когда клялся ты в жизни со мной быть и в смерти.
Открывай же глаза и снимай доспехи. Броня
Не поможет в красных владеньях Санта Муэрте.
 

Если бы не было Тьмы, мы никогда не увидели бы звезд...
IP записан
 
Ответ #109 - 10/31/17 :: 3:25pm

Гильбарад   Вне Форума
Живет здесь
Собирающий осколки былого
Россия, Санкт-Петербург

Пол: male
Сообщений: 841
*****
 
Королева Самайна приходит в ночи, говорит: «отдай»,
из осенней листвы одежда ее, и корона ее изо льда,
за плечами ее воет ветер, кричит сова,
и сама она полная есть луна и пожухлая есть трава.
Королева Самайна приходит к окну, протягивает ладонь,
приготовь ей жертву заранее, обдуманно приготовь,
от чего отказаться, и выбери, и положи в огонь
свою жертву, свой дар, свою гордость ли, смех, любовь,
а иначе она пройдет через стену, войдет в твой дом,
и возьмет сама, что выберет. И не плачь об этом потом.
Королева Самайна придет к тебе, чтобы взять свое.
Синева у нее в глазах, и труба за спиной поет.

***
А она была лучше всех на свете - златокудра, улыбчива, весела, и ее любили коты и дети, даже злые тетки - такой была. Вспоминаю - где-то под сердцем тошно, так тягуче позванивает струна...

Не ее вина заключалась в том, что не любила меня она.

Было тихо в лесу, шершаво и сухо, лунный свет на листья лег, серебря. Я пришел к кошмарной седой старухе в ночь на первое ноября. Я сказал: бери что тебе угодно, я хочу, чтоб стала она моей. Остро пахли листья. Во тьме холодной все мелькали блики теней. Засмеялась старуха, захотелось согреться, за окном закаркало воронье. И сказала ведьма: "Отдай мне сердце. Дай мне сердце - и ты получишь ее".

Я ее любил, как ее любил я, не сказать, не спеть и не позабыть. Если б мне тогда предложили крылья, я б от них отказался, чтоб с нею быть. Выходили из ада черти на выгул, в доме серой пах застоялый дым.
Я открыл свои ребра и сердце вынул, и стекала кровь по рукам моим.
И алела нагревшаяся жаровня, и забулькало сердце в котле сильней. Обещала ведьма, что станет ровно через год возлюбленная моей.

Вот и снова конец октября. Осколок
света лунного - дальше тьма.
Поднимаются птицы в деревьях голых.
Наступает черный Самайн.

Наступает время, когда из тени поднимаются духи и мертвецы, наступает время страшных свершений, закрываются двери, горят рубцы. Я иду к тебе, я иду, родная, я сейчас иду за тем, что мое, мне уже никогда не увидеть рая, но ведь есть Самайн - и кричит воронье, возвещая скорую нашу свадьбу, возвещая радость - и я иду, и дойти, дотянуться бы и обнять бы, ну а все остальное - гори в аду. Никакая дверь не станет преградой. Я люблю тебя. Догорает свеча.

Я иду, родная моя. Ты рада?
Не беги. Не успеешь. Встречай.
Встречай.

***
- Вики, здесь ветер с севера, Вики, красна рябина, Вики, большое дерево тянет ладони длинно. Тут есть живая краска, серая с ярко-красным. Выбирайся из вязкой тьмы в этот раз к нам.
Вики, я жгу костер, Вики, идет Самайн, Вики, с каких это пор ты не приходишь к нам?
Вики, иди сюда. Вспомни меня, Вики. Тонкая корка льда. Холод – но мы привыкли. Яркий мазок рябины, тонкий желтый листок. Вечер глубоким синим красит юг и восток. Вики, в этот ноябрь, в этот холодный дождь ты далеко, но я
зову тебя. Ты придешь?

Из темноты земли, из ледяного нутра она выбирается, и – сморщенна и стара. Череп - ее лицо, кости – пальцы ее, чудом только кольцо не падает на гнилье. По городам и садам, между рощ и полей, она, страшна и седа, идет. Никого смелей нет на ее пути – все уходят домой, все-то бегут уйти, не видеться с ней одной.

- Вики, костер готов и отступает тьма. Ты любила котов и старенькие дома. Умела – прикус губы и хохот нездешный влет. Ты умела любить. Смерть отойдет, отойдет.

Села и города спешат отступить от нее. В глазах ее пустота. Плоть ее проклята. Но, - стара, несыта – все же, она поет. Слепо бредет на голос и на тепло костра – через поля голые и через хутора.

- Вики, иди сюда. Я разливаю грог. Слышишь, ревут стада – будет хорошим год. Кто бы ни врал в лицо, но на руке моей все же твое кольцо. Вики, ты есть. Мы есть.

Плоть у нее с лица отваливается, как глина. Шаря глазами слепца, она идет под рябиной, мимо ревущих стад, мимо больших дерев, мимо летит листопад, мгновенно побагрянев. Молча она идет, чуя тепло и звук.

- Вики, ты здесь? Я вот! Вики, сверни на юг!

Пять шагов до костра – плоть прирастает к пальцам. Если ты умер вчера, то не время бояться. Четыре шага – она видит еще с трудом. Осень вокруг сильна, листьев холодный ком гонит к ее ногам. Три шага ей до костра.

- Вики, я все отдам, чтоб ты пришла. Пора!

Делает шаг вперед. Прекрасней ее нет. Вновь молода, и вот за нею струится свет. Слева журчат ручьи, тень на провалах щек.

И обнимает. И
крепче.
Еще.
Еще.

***
небо становится парусом в серебре
мы сидим на горе, на высокой-высокой горе,
начинает темнеть.
неблагая осень, листвы черненая медь,
изморозь на коре.

говорят, что те, кто всегда один, -
им судьба уходить в Самайн,
горек хлеб и едок осенний дым,
холодны неубранные дома.

говорят, раскрывается небо - и к ним
спускаются кони,
и наступает зима,
быть им вечными всадниками, лететь по дорогам пустым,
не гляди в глаза, коль не хочешь сойти с ума.

мы сидим на горе, на высокой-высокой горе,
нерожденный костер начинает гореть,
поднимается высоко в облака,
начинается ветер, дорога листвы легка,
неблагая осень, встречай меня-дурака.

(мы сидим на высокой горе - и не надо слов о любви,
просто переживи эту зиму,
пожалуйста, переживи)

просто тем, кто всегда один, - судьба уходить,
растворяться в вечной охоте,
просто это не лечится - это дыра в груди,
саднящая на закате и на восходе.

это черный Самайн проступает в полете листвы,
в запахе порыжевшей травы,
в карканье черных птиц.
Рассыпаются в небе первые звезды - как мелкий рис,
тем, кто всегда один, - уходить,
ожидает тьма,
здравствуй, вечная охота, здравствуй Самайн,
здравствуй, осень моя неблагая, нож на бедре,
и насквозь проходит октябрь, и касанья его свежи.

(мы сидим на горе, на высокой-высокой горе,
я люблю тебя, но
не держи меня,
не держи).

***
Осень перевалила за середину, стали рельефнее, четче, темнее дома. Сумерки раньше, и красит лиловым и синим их подступивший Самайн. Стали слышнее шорохи: ветер лижет окна, где-то звенят бубенцы тугие.
Близится время, когда становятся ближе
наши за грань ушедшие
дорогие.

Мертвые – это не те, кого нет совершенно. Мертвые – это те, кто ушел далеко – так, что уже не достанешь во тьме замшелой. Канешь, погнавшись, в туманное молоко. Кто-то – из тех, за кого уже пьют без звона, кто-то однажды ушел, не вернувшись назад. Кто-то, вроде, и ходит, но – незнакомы, неузнаваемы больше его глаза.


Эрик четвертый год уже ходит в черном.
Эрик четвертый год говорит друзьям:
«Рэй умерла. Я тогда за каким-то чертом
уехал на день. Во всем виноват я.
Я, возвратившись, искал ее две недели.
Понял не сразу, что больше ее нет –
только когда рыдал у ее тела,
влажные листья по ветру летели, летели,
в воздухе оставляя свинцовый след».

Эрику рекомендуют таблетки, йогу,
кто-то нашел для него недурного врача.
В общем, считают, что справится понемногу,
вроде полегче стало, не так горяча
эта тоска в глазах – пошел на работу,
даже какая-то девушка, вроде была.
Рэй? Танцевала в каком-то клубе в субботу,
что ей случится, конечно, не умерла.

Эрик все пьет да глядит на ее фото, где у нее в глазах густая смола.


- Нет тебя больше, нет тебя в этом мире, нет – я четыре года искал и звал, по подземельям метро, коммунальным квартирам, даже спускался в какой-то черный подвал. Нет тебя, нет. Я видел твое тело. Видел твой умерший остекленевший взгляд. Милая, я за тобой бы спустился в ад – кто бы лишь подсказал мне, как это сделать.

….
Красные листья летят по черным дорогам. Ветер поет под окнами, ищет щели. Умерших и ушедших – не кличь, не трогай, пусть они будут в покое своем священны. Разве что в ночь Самайна зажги свечу им, на ночь в бокале оставь вино. Так они, может статься, тебя почуют и поглядят недолго в твое окно.

- Холодно. Что-то жуткое в заоконье ходит и ходит, скребется в окна мои, плачет, рычит, стучится, воет и стонет и источает запах гнилой земли. Рэй, приходи ко мне – поболтать, согреться, да, по вот этому призрачному лучу.
Рэй, посмотри. Я взял свое сердце и из него сотворил для тебя свечу.

….
- Милый мой, я пришла. Я уже стучу.

***
(ночью самайна не стоит ходить в леса
лучше наружу вовсе не выходить
ночь по земле проходит темна, боса
ночью случаются всякие чудеса -
можно кого нездешнего разбудить)

Это неправда, мы сидели, мы пили вино у костра,
считали звезды в глухом болоте небес,
было обычно: дым едок, земля сыра,
я поднялся. И ушел незаметно в лес.

Я сидел на склоне холма, откидываясь спиной
на тонкое дерево, и ни единой мысли в моей голове,
только мрак - тяжелый, густой, земляной,
только капли дождя на пожухлой траве.

Знаешь ли, что такое одиночество? Нет?
Так и не суди одинокого подлеца.
Нет такой тьмы, которая не имела бы цвет,
нет такой тьмы, у которой не было бы конца.

Только иногда забываешь про завтра и про вчера,
и она становится гуще и липче желтка.
Просто я обернулся - а в холме напротив была дыра,
и еще из нее доносилась
му
зы
ка.

Как же бываешь - неповоротлив, тяжел,
звуки доносятся словно из-под стекла...
Просто я так и не знаю,
кто оттуда ушел,
вот потому я не выношу зеркала.

Кто возвратился - я или мой двойник?
Кто я такой и как мне себя найти?
Странные сказки в мыслях живут моих,
странные цветы растут на моем пути.

И отзываются странно мне города -
чудится, что кричит сова или выпь.
И по ночам так тянет -
а я не знаю куда.
И прижимаюсь к стеклу. И хочется выть.

***
И горят огни в нежилых домах,
из деревьев гнилых вытекает сок.
Никогда не ведай, что значит страх,
только знай, что есть путь, и что он далек.
Я иду через Самайн, держа свечу.

Этой ночью мертвых выпадет снег,
принимая осенней земли дары.
Кто бредет сквозь поля – да от века в век?
Кто бредет по лесам, зажигая костры?
Я иду через Самайн, держа свечу.

На полях земля поедает траву,
на колах у домов стоят черепа,
и идет ноябрь, принимая листву,
словно дар, и походка его слепа.
Я иду через Самайн, держа свечу.

Если вышел из дома, не бойся тех,
чьи с полей доносятся голоса,
чей с могил доносится тусклый смех,
чьи ладони простерлись по небесам.

Ничего не бойся. Я подсвечу.
Я иду через Самайн, держа свечу.
 

Если бы не было Тьмы, мы никогда не увидели бы звезд...
IP записан
 
Ответ #110 - 10/31/17 :: 3:54pm

Гильбарад   Вне Форума
Живет здесь
Собирающий осколки былого
Россия, Санкт-Петербург

Пол: male
Сообщений: 841
*****
 
(Восьмая песня Самайна)

Это черная осень, и черные перья летят, превращаются в листья,
эти листья садятся на лед в ожидании снега.
На восьмом этаже, прижимаясь к стеклу, мальчик видит лица:
где одно – свое, а второе – незнакомого человека.

Он глядит, глядит на мальчика, темноглазый, тоскливый,
и мальчик повторяет таблицу умножения грозно,
чтобы не бояться, потому что он сильный. Ливень
бьется о стекла и стены. Мама вернется поздно.

Ему нечего, впрочем, бояться. Он умрет в сорок восемь
от остановки сердца, быстро и милосердно,
просто в груди сгустится черная, черная осень,
и душа отлетевшая, одетая печалью посмертной,

ненадолго задержится между землей и дорогой,
глядя на маленькую кухню, где на конфорке железный чайник,
и где он – шестилетний – перед входом в земную тревогу
ожидает маму с работы, и светло ему, и печально
 

Если бы не было Тьмы, мы никогда не увидели бы звезд...
IP записан
 
Ответ #111 - 10/31/17 :: 11:01pm

Гильбарад   Вне Форума
Живет здесь
Собирающий осколки былого
Россия, Санкт-Петербург

Пол: male
Сообщений: 841
*****
 
Девятая песня Самайна

Кто хотел выйти к солнцу, тот ушёл за моей сестрой.
Из болот они вышли к яркому свету зари,
Золотые плескались бабочки, летел впереди их рой,
Золотые птицы летели рядом, и радостен был их крик.

Кто хотел найти среди чащи лесной огонь,
Тот пошёл туда, куда вёл ясноглазый мой брат.
Посреди чащобы искрится пламя, согрей о него ладонь,
И забудь про холод трясины, про её неотступный взгляд.

Я гляжу слепыми глазами на тех, кто выбрал меня.
Кто пойдёт за мной - не видать им живого огня,
Только полых холмов слежавшаяся листва,
Только вечный бег очарованного коня
Через осень, где глухо и страшно кричит сова.

Дети сумерек,
бледные дети,
Туата де Даннан,
Никогда вам к солнцу не выйти из предутреннего тумана.

31.10.2017
 

Если бы не было Тьмы, мы никогда не увидели бы звезд...
IP записан
 
Ответ #112 - 11/01/17 :: 10:20pm

Гильбарад   Вне Форума
Живет здесь
Собирающий осколки былого
Россия, Санкт-Петербург

Пол: male
Сообщений: 841
*****
 
Недалеко от станции Ручьи
мы существуем. Мы теперь ничьи,
не пригодились. Здесь дурные сны.
Ребенок с куклой смотрит со стены,
и мне неловко под серьезным взглядом,
как будто самозванец я – но я –
и так все время самозванец. Рядом
все время слышу поезда гудки.
Дорогу выбирают дураки –
такие вот, как мы. Стучит печаль –
сквозь сердце – о дороге без возврата.
И красная горит моя свеча,
и белая горит твоя свеча,
и поезда идут, идут куда-то.
И огонек от пламени свечи
мне озаряет лунную дорогу,
куда мы все уходим понемногу.
Недалеко от станции Ручьи
уже считай, что север, звуки рога
охоты дикой – всадников небесных,
они берут ничейных – но ведь здесь мы
пока что остаемся. То есть, кто мы?
Ведь ни в один из паттернов знакомых
не впишемся – и не отыщем дома.
И красная горит моя свеча,
и белая горит моя свеча,
и мы с тобой опять, опять ничьи,
ну разве друг для друга только чьи.
Колеса поездов стучат, стучат
недалеко от станции Ручьи,
проходит ночь, и наступает час
меж волком и собакой, только где мы?
Кругами часовые пояса
расходятся и размывают время.
И полнятся брусникою леса
недалеко от станции Ручьи,
где держит нас
лишь огонек свечи –
и белой этой вот моей свечи,
и красной этой вот твоей свечи,
на деле же одной, одной свечи.
Сквозь миллионы лет –
одной свечи.
 

Если бы не было Тьмы, мы никогда не увидели бы звезд...
IP записан
 
Ответ #113 - 11/03/17 :: 2:52pm

Элхэ Ниэннах   На Форуме
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 23440
*
 
Первым даром приходит страх.
Голова у него в кустах,
он приходит, как жадный жнец, проголодавшийся Кром Круах.
Входит в сердце твое, как в дом.
Он знаком тебе. Он знаком
с детства – самого раннего. Лижет ледяным языком,
в подворотне темною грудой замер,
смотрит из шкафа огненными глазами.

Дальше приходит смерть, говоря: «Я здесь»,
перед нею ты гол, беззащитен весь,
с первой смерти – когда во дворе хоронили соседа,
пронизала она и степь, и город, и весь,
как бы ты ни пытался не помнить о ней, не ведать.

Наконец, являются звезды. И с ними ты
существуешь – открытый до простоты,
скованный до немоты,
только звезды – и умирающие цветы,
только космос, навеки открывшийся перед тобой,
бесконечный, неотвечающий и немой,
и живи теперь с ним, как хочешь, и над листвой
над опалой – к нему вознесись.
Вот твой страх – он здесь.
И смерть твоя тоже здесь.
Только это неважно – тебе открывается высь,
лишь ее теперь даждь нам днесь.
 

The Emperor protects - but who will protect the Emperor?
IP записан
 
Ответ #114 - 11/06/17 :: 9:07pm

Гильбарад   Вне Форума
Живет здесь
Собирающий осколки былого
Россия, Санкт-Петербург

Пол: male
Сообщений: 841
*****
 
У него было имя, но он его потерял. Музыкант – а стал расходный материал. Он лишился имени в первом своем бою, когда били пушки и в кровь превращался юг. Он носил свое имя, черное с серебром, тридцать пять его лет оно дергало под ребром, отзывалось то гневом, то радостью, то добром. Превратилось в черный и страшный февральский снег, где костями и кровью становится человек. Никакого тут имени, Господи, не зови. Только желтый в рассвет, куда идешь по крови.

Как любить лишенному имени, как ему проходить сквозь предзимнюю злую тьму, когда тени друзей приходят из небытья? Он искал бы имя в прошлых своих боях, но оно не приходит. Да будет воля Твоя. Он глядит в ничто и знает, что он ничто. Через трубы идет вода, через провод ток, но ничто не проходит через того, кто лишен своего же имени. Ныне он одинок, как бездна. Во рту смерзается лед. И он взял жену, но жена рядом с ним умрет.

Где-то там его имя похороненное лежит, и забытая музыка бьется в нем и дрожит. Он пытается не вспоминать, он глядит в прицел, ни кровинки, ни вспоминания на лице.
Когда имя прорвется к нему – это будет жар, как из труб взорвавшихся – и ничего не жаль, только жаркая кровь, что бросилась к сердцу – вся, что взята у врага. Наконец-то враг дождался: вот теперь он будет - весь беззащитный, голый, только синяя жилка напрягшаяся у горла. Приходи к нему и бери. Только враг не возьмет – будет этих, бессмысленных, двое, жена и кот, что отгонят тени.

Отгонят.
И враг уйдет.
 

Если бы не было Тьмы, мы никогда не увидели бы звезд...
IP записан
 
Ответ #115 - 11/07/17 :: 1:09pm

Гильбарад   Вне Форума
Живет здесь
Собирающий осколки былого
Россия, Санкт-Петербург

Пол: male
Сообщений: 841
*****
 
уходили красноармейцы, уходили из наших книг,
зарастала дорога за ними разрыв-травой,
наши детские книжки ползли по земле возле них,
шелестя страницами - и еле слышный вой
раздавался на опустевших стремительно полках.
ничего не заметили, дальше пошли, и только
теребили время от времени, бессознательно, пустоту.
ничего, похвалили, по наградному дали листу.

уходили красноармейцы, а за ними, хлопая нотами,
улетали песни военные, оставляли нам песни радости.
и мы сели кругом радостно петь – только кто-то мы?
стало нечем петь – потому потребляем градусы,
и все выше, и выше – от бесконечного ужаса.
и пятнистое небо над нами насмешливо кружится.

потому что звезды ушли за красноармейцами
и оставили только это вот, камуфляжное
недо-небо, в которое – плачь ли, спейся ли, смейся ли –
не дотянешься. мы остались – солдаты бумажные.
мы легко и шутливо шагаем в любое пламя –
и, конечно, сгораем, и бог не остался с нами:
ему стало скучно, он с ними ушел на полдень,
где огромное небо, звезд ярко-алых полное.
 

Если бы не было Тьмы, мы никогда не увидели бы звезд...
IP записан
 
Ответ #116 - 11/07/17 :: 4:38pm

Элхэ Ниэннах   На Форуме
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 23440
*
 
(и о том же самом, только матом)

а потом отобрали книжки,
а если точнее –
то отобрали незыблемую идею,
идею о том, что наши в конце победили,
а оказалось, что нихуя они не победили,
что в девяносто первом в итоге зассали,
что все проебали.

а мы же росли на книжках гайдара,
не того, а другого, правильного гайдара,
прыгали через резиночку и уважали старых.
были дети, а стали испуганные крысята.
нет смешнее нас, поколения восьмидесятых.

а я вот как будто в комнате теплой стояла,
а потом в степи огромной стояла,
и не было ни подушки, ни одеяла,
только дуло со всех сторон, огнем и копотью дуло,
а я восьмилетняя так глупо стояла, сутуло,
стояла совсем неукрытая.
никогда это во мне не избыто –
до сих пор стою на ветру,
до сих пор я знаю, что я умру.
потому что если герои любимых книжек
ни за что умирают – то я-то, конечно, тоже.
и если кто эти книжки убрал и выжег,
то нет ничего невозможного.
и стоял посреди страны разобранной очень маленький человек,
и не вырос совсем, но пришел в двадцать первый век,
одинокость свою принес, неукрытость, слежавшийся снег,
так что, знаешь, пиздец тебе, двадцать первый век.
не отмажешься, двадцать первый век.
 

The Emperor protects - but who will protect the Emperor?
IP записан
 
Ответ #117 - 11/09/17 :: 10:23pm

Гильбарад   Вне Форума
Живет здесь
Собирающий осколки былого
Россия, Санкт-Петербург

Пол: male
Сообщений: 841
*****
 
Вася не любит геев. Петя не любит янки.
Дима не любит евреев (увы, не в курсе они).
Бесят Грыцько красивые россиянки.
Васисуалия из коммуналки – крик малышни.
Каждый кого-то не любит (не то чтобы это грех).
Анечке как-то проще. Она ненавидит всех.

Маша не любит толстых. Оля худых не любит.
Екатерина Ивановна влет вычисляет шалав.
Те, кто не любит собачек, считает Женя, - не люди.
А вот Аркашу бесит орел двуглав.
То ли хуйня, то ли стыд, то ли ёбаный смех.
Анечке как-то проще. Она ненавидит всех.

Бесят узбеки в метро блондинку Наташу.
Бесит Наташа Рустама. Тоже мне фифа, ну.
Думает Вова: «Нос за Наташу расквашу".
Вова Наташу любит. Вова не любит страну.
Кто-то богат, кто-то толст, а кто-то вообще облысел.
Анечке как-то проще. Она ненавидит всех.

Ну так да здравствует равенство! Люди друг другу братья.
Не выделяй никого, и будет тебе успех.
Будь справедлив – и покроешься благодатью.
Не унижай. Не шейми. Коль ненавидеть – так всех.
 

Если бы не было Тьмы, мы никогда не увидели бы звезд...
IP записан
 
Ответ #118 - 11/11/17 :: 9:37am

Гильбарад   Вне Форума
Живет здесь
Собирающий осколки былого
Россия, Санкт-Петербург

Пол: male
Сообщений: 841
*****
 
У меня есть друг, в котором живет что-то странное.
Он все время меняет то города, то страны,
несколько раз менял имена, аккаунты, позывные,
называет себя вампиром. Но врет, глаза-то живые.

Странно одевается: ходят нередко слухи,
что, помимо городов, он также меняет эпохи.
У него есть знакомые от Владика до Калуги
и Кенигсберга. Сбивается дыханье на вдохе,

мешает жить жизнью, предназначенной для человека,
начинает что-то зудеть, становится скучно,
требуется изменить координаты жилья и века,
толкается артериальной кровью в сердце беззвучно.

Я не знаю, как это называется, но оно выплескивается из него стихами,
странными песнями, под колеса ложится дорога, сбоит дыхание.

расцветают цветы вдоль дороги, вопреки осени, такая судьба, такая
дорога твоя, таково твое проклятие, Каин.

посвящается Игорю Lancelot
 

Если бы не было Тьмы, мы никогда не увидели бы звезд...
IP записан
 
Ответ #119 - 11/14/17 :: 2:02pm

Элхэ Ниэннах   На Форуме
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 23440
*
 
Пока умирают братья, ты смотришь в глаза блядьи, носишь светлое платье.
Пьешь с импотентами жирными и их губастыми женами,
легкими обожженными плюешь слова неполживые.
Поздравляю с просранной молодостью, серпом и молотом,
с тем, что не помнишь студенческой гордости, злого голода.

Я могу играть по правилам, могу не играть по правилам,
Впрочем, когда я пыталась по правилам, меня особо не вставило.
Каждый из нас просрал свою революцию, ничего страшного,
Это день вчерашний, куда уже не вернуться.

Но я иду мимо правил, падаю мимо перил.
Бог меня не оставил, он никогда меня не любил.
Это не революция юных, это спокойный алкоголизм тридцати,
Когда некуда, в целом, идти, но не строем же, право, идти.

То-то и оно, что всегда выбиваюсь из строя,
Пыталась, да не выходит, что ж это, блин, такое,
Врожденный антиталант, предопределяющий в старости стать –
ничейная мать, безобидная выпивающая бомжиха,
выблевывать по утрам то, что было прожито.

Но можно и по-другому, допивай шампанское на званом обеде,
очередная победа, непроходящая кома.
И никто тебя не оставил, потому что никто не любил,
и я падаю мимо правил, мимо неба, мимо перил.
 

The Emperor protects - but who will protect the Emperor?
IP записан
 
Страниц: 1 ... 6 7 8 9