Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход
WWW-Dosk
 
  ГлавнаяСправкаПоискВход  
 
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 ... 36
Попытка № 3 (ГаПология) (Прочитано 148075 раз)
Ответ #45 - 09/21/07 :: 2:03am

Valkyr   Вне Форума
Живет здесь
Дитя ненайденного поколения
Донецк, Украина

Пол: female
Сообщений: 668
*****
 
Цитата:
Но нелепость-то в том, что Гарька - положительный герой. Больше того - Главный Герой. Т.е. по логике вещей - образец для подражания


Мне кажется, если б его так изо всех сил не позиционировали, как ГЛАВНОГО и САМОГО-САМОГО и не противопостявляли тем героям, которых Ро в кумиры явно не метила, то это бы так не раздражало.... Хотя, Гарри то еще что, а вот Рон - аврор! Это действительно страшно. Любимый город НЕ МОЖЕТ спать спокойно, зная, что его от армий темных сил такие одаренные кадры защищают Ужас
 

Доброе слово и пистолет дают значительно больше, чем просто доброе слово!..
IP записан
 
Ответ #46 - 09/21/07 :: 10:59am
Mornalchor   Экс-Участник

 
Э, секундочку!  Подмигивание

По поводу Рона! С чего взято, что Рон так уж плох? Раздолбай? Дык кто там не раздолбай? Некоторые предметы не тянет? Дык и ГП не отличник, только он не тянет другие предметы... На метле летать попервоначалу не умел? Дык научился... Тюфяк? Да, до поры до времени. А как время настало, проявились в нем качества лидера. Скажете - нет? В последней книге, к примеру... Где выяснилось, что Рон умеет самостоятельно принимать решения, а Гарри - не умеет.

Имидж раздолбая и дубины, активно внедренный миссис Ро, уничтожается на корню одним фактом: Рон - шахматист. Хороший шахматист. Шахматисты вполне могут быть раздолбаями (в свободное от дела время)! Но дубинами шахматисты не бывают.

Я больше скажу: я бы не хотел, чтобы моим врагом был такой вот Рон Уизли, во взрослом варианте. Поверьте: аналитик и генератор идей в одном флаконе - это никому мало не покажется. Да плюс знания. Да плюс моральный кодекс (от мамы)... Да плюс гибкий ум (от папы).
 
IP записан
 
Ответ #47 - 09/21/07 :: 5:20pm

Valkyr   Вне Форума
Живет здесь
Дитя ненайденного поколения
Донецк, Украина

Пол: female
Сообщений: 668
*****
 
Mornalchor, я допускаю, что могу быть не права, но лично у меня семейство Уизли и все вместе, и по отдельности ни пиитета, ни уважения особого не вызывает... Озадачен Гибкий ум у Артура Уизли... что-то сомнительно. Будь у него гибкий ум, он бы смог свою собственную жизнь получше  устроить, а не прозябать долгие годы мелким клерком...

Цитата:
По поводу Рона! С чего взято, что Рон так уж плох?

Может, и не плох, но не для АВРОРА. Я не думаю, что когда, допустим, тот же Грюм учился в Хогвартсе, он был похож на Рона. Все-таки, аврору нужна живость ума, причем постоянно, а не в отдельных случаях. Может, в роли аналитика, который собирает данные и шаг за шагом их анализирует, Рон бы и был на своем месте. Но аврор, ИМХО, слишком часто оказывается в чрезвычайных ситуациях. Тут уж не до шахматного просчитывания - нужно действовать молниеносно. А если у тебя... эээ.. не очень твердые знания по некоторым магическим предметам, это может сослужить плохую службу.
 

Доброе слово и пистолет дают значительно больше, чем просто доброе слово!..
IP записан
 
Ответ #48 - 09/21/07 :: 5:37pm
Mornalchor   Экс-Участник

 
Valkyr писал(а) 09/21/07 :: 5:20pm:
Гибкий ум у Артура Уизли... что-то сомнительно. Будь у него гибкий ум, он бы смог свою собственную жизнь получше  устроить, а не прозябать долгие годы мелким клерком...

М-м-м... Не нравятся идиомы?  Подмигивание Замените в моем посте "гибкий ум" на "предприимчивость"  Подмигивание Подмигивание Подмигивание

А насчет не очень твердых знаний... Ха-ха и еще раз ха-ха! Вы забываете, что Хогвартс - в Англии. И элитная школа. Там натаскивают! Там даже крокодил закончил бы школу с необходимыми знаниями.
А что касается молниеносных действий, разве Вы не обратили внимания, насколько молниеносно принимает решения Рон (если принимает их)? И насколько редко он при этом ошибается? А тот факт, что даже его ошибки идут на пользу дела?
Кому ж и быть аврором?
 
IP записан
 
Ответ #49 - 09/21/07 :: 7:31pm

Valkyr   Вне Форума
Живет здесь
Дитя ненайденного поколения
Донецк, Украина

Пол: female
Сообщений: 668
*****
 
Цитата:
А тот факт, что даже его ошибки идут на пользу дела?


Знаете, вот это меня и озадачивает...примерно из той же серии, что Гарри ему самому непонятным образом все время побеждал Темного Лорда. Вроде результат есть, все есть... а вот уверенности,что и дальше будет так же хорошо, нет. Просто, если каждый раз выходить из сложного полоджения "с помощью лома и такой-то матери", то когда-то, в решающий момент, может и не получиться.

Цитата:
Замените в моем посте "гибкий ум" на "предприимчивость"

Заменила. Но вопросы по этому поводу, как были, так и остались.  Подмигивание Вот в чем вы видите "предприимчивость" Уизли-старшего? просто интересно? По мне, так лузер-лузером...

Цитата:
Вы забываете, что Хогвартс - в Англии. И элитная школа. Там натаскивают! Там даже крокодил закончил бы школу с необходимыми знаниями.

Даже Гойл с Креббом? Смех

Цитата:
Кому ж и быть аврором?

Тому, кто надежен и стабилен. У кого не ошибки приводят к нужному результату, а именно план действий по достижению этого результата.
 

Доброе слово и пистолет дают значительно больше, чем просто доброе слово!..
IP записан
 
Ответ #50 - 09/22/07 :: 3:20pm

Valkyr   Вне Форума
Живет здесь
Дитя ненайденного поколения
Донецк, Украина

Пол: female
Сообщений: 668
*****
 
Mornalchor, по поводу того, кому быть аврором. Я думаю, из Невилла мог бы аврор получиться. Учитывая то, что в последней книге он себя довольно неплохо проявил (а зелья аврору можно и не уметь варить Подмигивание)
 

Доброе слово и пистолет дают значительно больше, чем просто доброе слово!..
IP записан
 
Ответ #51 - 09/22/07 :: 3:23pm
Mornalchor   Экс-Участник

 
В последней книге и Рон себя неплохо проявил. Ничуть не плохее Невилла.  Подмигивание
 
IP записан
 
Ответ #52 - 09/22/07 :: 7:55pm

Valkyr   Вне Форума
Живет здесь
Дитя ненайденного поколения
Донецк, Украина

Пол: female
Сообщений: 668
*****
 
знаете, вот лично мне кажется (не только по последней, а и по другим книгам), что Невилл хоть звезд с неба и не хватал, но был более старательным. А вот Рон часто более раздобайски относился к тому, что у него не выходило... Но это - чисто ИМХО.
 

Доброе слово и пистолет дают значительно больше, чем просто доброе слово!..
IP записан
 
Ответ #53 - 09/23/07 :: 3:56am
Mornalchor   Экс-Участник

 
Ну дык... Одни выезжают за счет способностей, другие - за счет хорошей памяти, третьи - за счет ... кгхм... седалища. Способы учиться есть разные. Нельзя утверждать, что к моменту окончания Хогвартса Рон Уизли был плохо подготовлен.
 
IP записан
 
Ответ #54 - 10/04/07 :: 2:30pm

Valkyr   Вне Форума
Живет здесь
Дитя ненайденного поколения
Донецк, Украина

Пол: female
Сообщений: 668
*****
 
Вот хорошие люди одну интересную статейку подкинули, не могу не поделиться:

Гарри Поттер и зеркало fan-fiction
Семикнижие от Джоан – еще не вся правда о юном праведнике и страстотерпце

Свершилось. Гарри Поттер умер. Да здравствует Гарри Поттер! Потому как он все же воскрес, одолел Темного Властелина силой любви и спас мир от вечной погибели и скрежета зубовного. То ли такова инерция английских фэнтези, в которых всегда найдется место христианскому магистральному сюжету с умиранием-воскресением (Гэндальф у Толкиена, Аслан у Льюиса), то ли причины залегают еще глубже, где-нибудь в пресловутом коллективном бессознательном, – Мерлин его знает. Так или иначе, Джоан Роулинг остроумно вышла из положения, после того как по своему обыкновению долгое время держала поклонников саги в напряжении, прозрачно намекая, что Гарри, скорее всего, не жилец. Исполнитель роли Поттера в кино, Дэниэл Рэдклиф, например, в этом почти не сомневался. Букмекеры принимали ставки: выживет или умрет? Проигравших, судя по всему, не оказалось?

Итак, Гарри выжил, женился на сестре лучшего друга и родил троих детей, назвав младшенького в честь сразу двух людей, больше всего (после Волдеморта и дяди с тетей) его доставших: Альбуса Дамблдора и Северуса Снейпа, директоров Хогвартса, совместными усилиями сживших со свету не только Того-Кого-Нельзя-Называть, но и друг друга. «Альбус Северус Поттер» звучит не ахти, но привыкнуть можно. Все же лучше, чем Скорпиус Драконович Малфой? ох, не смешите мои носки.

Не всем, правда, так повезло, как Гарри Поттеру, – в последней книге Роулинг разлютовалась окончательно, так что общее число персонажей, отошедших в мир иной за все семь томов саги, составило 21. Что поделаешь – на войне как на войне, хотя необъяснимую жестокость писательницы по отношению к героям оправдать нелегко, несмотря на ее заверения в том, что кого-то она все же «пощадила». Ну, спасибо ей большое, а то от магического мира просто камня на камне бы не осталось! А уж как она поступила с трагически-романтическим страдальцем профессором Снейпом – вообще запрещенный прием и беспримерное коварство, и да постигнет Роулинг судьба Конан Дойла, которого таки заставили выловить Холмса из Рейхенбахского водопада?

Примерно такие мысли и чувства посещают тех, кто успел познакомиться с очередным творением английской сочинительницы, – будь то пылкие фанаты или просто любопытствующие читатели, не сумевшие остаться в стороне от суеты вокруг Поттера. Ход мыслей, впрочем, может быть и несколько иной, в зависимости от вкусов и пристрастий. Это не меняет главного: магические реалии поттерианы, похоже, обросли плотью и налились жизненными соками, а ее герои в известном смысле принадлежат уже не столько своей создательнице, сколько некоей таинственной ноосфере. Тексты Роулинг при таком раскладе все больше напоминают что-то вроде канонических Евангелий – так сказать, официальная версия событий. А это значит, что семикнижие от Джоан – всего лишь одно из свидетельств в ряду прочих, пусть полуанонимных и насквозь апокрифичных, но от этого не менее влиятельных?

Чудо-мученик

Сомнения в том, что Роулинг пишет отнюдь не детскую книгу, даже у самых жизнерадостных должны были окончательно развеяться уже к четвертому тому. Впрочем, что такое «детская книга» – еще большой вопрос, поскольку само понятие детства на протяжении веков, как известно, претерпело ряд волшебных изменений. Современное представление о священной неприкосновенности и невинности детства вкупе с идеей «детской психологии» и «детских прав» сформировалось всего-то пару веков назад и тут же обрело статус мифа. Но столь ли он, этот миф, несокрушим?

С нарушением детских прав мы встречаемся практически с первых страниц саги о чудо-мальчике. И дело вовсе не в том, что Гарри третируют родственники, с малых лет продержавшие его в чулане под лестницей, а в том, что каждый год неумолимо и до поры до времени совершенно необъяснимо его в этот самый чулан возвращают люди, подарившие ему новый мир, любовь и признание. Обретя магические силы, он не имеет права распорядиться ими для самозащиты, пока находится среди магглов. В Хогвартсе он год от года сталкивается со смертельной опасностью. Борьба с монстрами практически в одиночку не очень-то располагает к соблюдению школьных правил, и юный воин облегченно вздыхает, когда очередная вынужденная героическая акция, так уж и быть, засчитывается ему как компенсация за попутное нарушение устава. Такая вот логика спартанского военного лагеря для юношества: чтобы не умереть с голоду, воруй, но уж коли попался на воровстве – получай взбучку? А вот с четвертого тома у Поттера на глазах начинают гибнуть близкие люди, и неужто кто-то всерьез думает, что ему дадут время нагореваться всласть?..

Что же это за модель мира, которую предлагает нам Роулинг? Нас не должно вводить в заблуждение обманчивое сходство социального устройства магической и «маггловской» вселенных. Да, замок Хогвартс – типичная закрытая школа, из тех, которыми так славится Британия: с «домами»-общежитиями, соревнующимися между собой; школьной формой, строгими учителями, системой оценок, взысканий и отработок; непрерывной зубрежкой и различными уровнями выпускных экзаменов. Вся эта повседневная рутина поистине завораживающе описывается Роулинг, как известно, в свое время имевшей самое непосредственное отношение к образовательной системе. Трудно сказать, что зачаровывает больше – то ли обыденность разлитого повсюду и никого не удивляющего волшебства (и впрямь, кого им удивишь в этой стране, с ее Стоунхенджами, кельтскими корнями, лох-несскими чудовищами, собаками Баскервиля и сказаниями артуровского цикла), то ли сама атмосфера частной школы-интерната, этой не раз воспетой теплицы для нежных ростков загадочной британской души.

И тем не менее Хогвартс – прежде всего замок. Могучая неприступная твердыня в мятежных шотландских краях. Директор школы, добродушно поблескивающий очками-полумесяцами, на поверку оказывается величайшим магом современности, в 1945 году (совпадение, естественно, не случайно) одолевшим темного колдуна Гриндевальда. Альбус Дамблдор – подлинный властелин замка, настоящий средневековый сюзерен, успешно сопротивляющийся централизованной власти в лице Министерства магии и ведущий борьбу с другим сюзереном, Волдемортом. Влияние Дамблдора построено на личных отношениях с преданными ему людьми и принципе феодального патернализма. В этом контексте Волдеморт, в миру Том Риддл, бывший ученик Дамблдора, – не кто иной, как вассал, взбунтовавшийся против своего патрона, когда-то самолично забравшего его из сиротского приюта в школу чародейства. Гарри, юный рыцарь, из которого растят полководца, предан старому чародею телом и душой. Он так и объявляет министру магии в ходе дипломатических переговоров (которые 16-летний юноша ведет весьма искусно): «Я – человек Дамблдора». Именем директора Гарри называет обученную им армию из хогвартских учеников, вербуемую втайне от Министерства, – ну чем не знаменитый Крестовый поход детей? Другой «человек Дамблдора» – уже упоминавшийся Северус Снейп, покинувший одного сюзерена ради другого. Но о нем речь еще впереди.

Спору нет, «средневековый налет», особенно в совокупности со всякой магией, частенько присутствует в жанре фэнтези. Ноу-хау Роулинг состоит в том, что она создает не условно-эпическое или щелкунчиково-детское параллельное пространство (как у тех же Толкиена и Льюиса), а современную читателю реальность, тысячью нитей переплетенную с «нашей», «маггловской». Это солидные, прочные, в высшей степени материальные нити, и имя им – Политика и Рынок.

Трезвый расчет и немного магии

Коммерческий успех книги говорит сам за себя. Неоднократно писалось о том, как виртуозно удается Роулинг использовать прием маркетингового раззадоривания читателей. Пример тому – сама идея многолетнего выпуска тома за томом саги, герои которой живут, взрослеют, сражаются совсем рядом с нами, фактически в реальном времени. Как ни крути, персонажи поттерианы стали частью живой повседневности, а не только фактом искусства (сколь бы ни были спорны художественные достоинства прозы Роулинг).

Все интервью писательницы – блестящий образчик искусства увиливания от прямых ответов при одновременном подбрасывании драгоценных крупинок информации, которые, случается, уводят по ложному следу. Но коммерческая смекалка Роулинг распространяется не только на способы продажи собственных текстов. Рынок во всем своем великолепии цветет на страницах ее романов. Серьезные авторы литературы по бизнесу с восторгом отмечают остроумие и изобретательность Джей Кей по части выдумывания рекламных слоганов и ходовых товаров. Мир Роулинг – это мир плотный, до отказа насыщенный вещами, красками, звуками, вкусами. Капиталистические структуры налицо: это бесконечная циркуляция всего и вся, живого и неживого, волшебных артефактов и маггловских технологий. И что такое всполохи, вспышки и мерцания магии, беспрестанно током пробегающие по нервам этого огромного социального организма, как не отличнейшая иллюстрация к делезовской концепции «энергии желающих машин»?

Но перейдем к Политике. Тот факт, что главному герою саги информация о его собственной жизни и предназначении открывается не сразу, а лишь очень постепенно, небольшими и явно сознательно отмеренными дозами, свидетельствует не только о пресловутой маркетинговой стратегии, позволяющей автору держать читателей в состоянии неугасающего интереса. Приблизительно к середине повествования о приключениях юного Гарри становится понятно: генеральный план, глобальная картина, где каждый фрагмент встанет на положенное ему место, уже незримо присутствует за кадром. Постижение его – вопрос не мистического квеста, а скорее трезвой земной политики.

В литературе о бизнесе и управлении есть такой довольно популярный жанр – «Уроки лидерства от?» и далее подставляется имя какого-нибудь известного исторического или вымышленного персонажа. Кто знает – может быть, когда-нибудь в обозримом будущем свет увидит книжка с названием вроде «Уроки лидерства: Дамблдор и Волдеморт»? Среди концепций лидерства частенько упоминается та, что вышла из-под пера небезызвестного Никколо Макиавелли. В свое время его теория, подкрепленная практикой, произвела неизгладимое впечатление на умы. В английской драматургии XVI–XVII веков даже возник тип демонического героя под именем нарицательным «макьявель» (в духе шекспировского Ричарда III). Волдеморт – несомненный наследник этой почтенной традиции.

Наставник с душком

Менее очевидно дело обстоит с Дамблдором – как-никак он возглавляет Силы Света. Его излюбленная теория заключается в том, что победить зло можно силой любви. Правда, до поры до времени эта идея остается несколько расплывчатой. Известно, что сила любви матери уберегла Гарри от смерти и послала в небытие (увы, временное) Темного Лорда. Но как повторно распорядиться этим даром? Для Альбуса Дамблдора - политика это не такой уж сложный вопрос. Любовь для него – не поэтически-неуловимая стихия, а вполне реальный рычаг управления. Никудышный стратег, Волдеморт поторопился списать это вездесущее чувство со счетов, не учел его могучий потенциал, который просто нужно умело направлять и тщательно культивировать.

Отношения Волдеморта с вассалами строятся на силе страха. Темный Лорд – негибкий лидер и не думает о своих людях как о личностях, обладающих волей, желаниями и интересами. Не пощадив любимую женщину (мать Гарри) Северуса Снейпа, он, сам того не подозревая, вынуждает своего преданного слугу просить помощи у врага, тем самым на многие годы вперед предопределив исход финальной битвы, ибо именно Снейпу предстоит стать ключевым звеном во всей эпопее. Зато Дамблдор мгновенно понимает, как использовать в своих интересах роковую страсть зельевара.

Дамблдор, заметим, не выполняет свою часть сделки (а это именно сделка: «Что ты дашь мне взамен?» – спрашивает он у Снейпа, как будто для доброго волшебника спасение невинных душ не сама по себе награда) – он не спасает Лили от гибели. Тем не менее он привязывает к себе молодого мага крепкими узами мучительной вины и памяти о навсегда утраченной любви. В руках старшего волшебника Снейп становится безотказной боевой машиной. «Умереть – это слишком легко, – говорит Альбус, – а вот возьми-ка лучше под свое крыло отпрыска твоего школьного врага. Ведь это и ее сын – разве у него не такие же зеленые глаза?» Браво, Альбус, – теперь навеки запрограммированный профессор и на смертном одре будет желать только одного: еще раз взглянуть в эти зеленые глаза, пусть даже и не Лили, а ее сына.

Для Гарри Дамблдор сразу становится персональным идолом. Директор лично ему покровительствует – например, в обход властей и закона помогая мальчику спасти беглого узника, крестного отца Гарри Сириуса Блэка. Правда, идиллия продлится недолго: уже через два года крестный гибнет на глазах у Гарри. Личный счет Поттера к Волдеморту растет – это список погибших любимых и тех, кому угрожает смерть, если Гарри не вступит наконец в последний бой. И, конечно, наш герой, руководствуясь идеей любви, идет на верную смерть (а затем и возвращается из царства теней, дабы завершить начатое), даже и осознавая предательство скрывшего от него правду директора. Все, как и задумывал великий стратег.

Пара штрихов напоследок: выясняется, что и сам Альбус Дамблдор не без греха. И он повинен в смерти Дамы, потому что не выдержал искуса властью. «И я узнал, что власть – моя слабость и мое искушение», – признается он Гарри в загробном мире. Так же, как и Волдеморт, Дамблдор жаждал бессмертия, с этой целью пустившись на поиски таинственных Даров Смерти. Темный колдун Гриндевальд, которого ему суждено было позже одолеть, тогда был его другом и соратником?

Как сочинительница книги о магии Роулинг, конечно, не могла обойти своим вниманием артуровский цикл. Как там у Томаса Мэлори? Благородный сэр Ланселот отправляется навстречу подвигам и приключениям. Его цель – священная чаша Грааля. Ему удается добраться до замка, где хранится реликвия, но лицезрения чаши он не удостаивается, ибо при всем своем благородстве слишком запятнан страстями. Но Святая Чаша охотно идет в руки сэра Галахада, сына Ланселота – юного целомудренного рыцаря. Нечто подобное происходит с Дамблдором и Гарри: старый маг пытается воспользоваться Дарами Смерти в своих целях, что и приводит в конце концов к его гибели, но молодой маг свободен от этого искушения?


А мораль отсюда такова...

Здесь мы выходим из области политических интриг – описание которых, надо признать, удается Роулинг превосходно, особенно там, где речь идет об игре ярких харизматиков во главе с Дамблдором против слепой бюрократической махины Министерства и коварной циничной прессы, – и вступаем на зыбкую почву морали. А она здесь присутствует в преизрядных количествах – все эти рассуждения про любовь, искушение, вину, искупление. Хогвартс не только военный лагерь, это еще и монашеская обитель. Ну чем не орден иезуитов в пору его политического расцвета? Дамблдор типичный его генерал, а шпион Снейп – поистине «труп в руках начальника». «Цель оправдывает средства», и невозможно отделаться от ощущения, что уже в далекие школьные годы Снейпа, попустительствуя вражде подростков, Дамблдор задумывал выковать такой вот «молот Господень» – человека талантливого, сильного, озлобленного, фанатично преданного своей Даме и вдобавок надежно стреноженного адским чувством вины. Ну а напоследок еще разок провести грешника через искупительное пламя, сделав убийцей и изгоем в глазах тех, кому он должен тайно служить после смерти своего покровителя. Здорово, наверное, смиряет гордыню! А в награду – мученический венец. Как у святого Гарри?

Грандиозное здание роулинговской саги покоится на прочном фундаменте земных житейских коллизий во всей их вещности и осязаемости, а над ним возносятся суровые готические своды, уходящие ввысь, в абстрактные пределы морального Закона. А где-то под ними затерялся живой человек с его чувствами, надеждами, стремлениями, внутренним ростом, противоречивыми желаниями. Мы имеем в виду, конечно же, психологическое измерение. Его-то у Роулинг отыскать довольно трудно. Разумеется, описание средневекового сознания всегда будет тяготеть к аллегориям, противопоставлению страстей и духа, нравоучительным эпизодам и ригористической морали. С точки зрения такого религиозного сознания человеческая любовь проходит, конечно, по ведомству страстей, – если только не имеется в виду любовь материнская или любовь возвышенная, к друзьям, истине, человечеству и так далее.

Все обитатели монашеской обители Хогвартса, по сути дела, по ту сторону «страстей»: кто-то им неподвластен, кто-то занят покаянием, кто-то слишком юн или слишком занят учебой или войной. Никаких «гормональных бурь» и любовного надрыва в замке, полном подростков, никаких удачных или неудачных романов – все будет смиренно и целомудренно, все предназначены друг другу от века, ну уж со школьной скамьи как минимум: Гермиона выйдет за Рона, Джинни – за Гарри. Времени словно не существует в его психологическом смысле: Снейп и Мародеры так никуда и не сдвинулись с мертвой точки своих подростковых распрей; Снейп застыл в своей безответной любви; юные годы Блэка отрезаны от зрелых мертвой зоной двенадцатилетнего узничества; Лили и Джеймс, скошенные смертью, так и остались навеки юными; Люпин, похоже, так никогда и не был живым?

Так и тянет на психоаналитические спекуляции – нетрудно заметить, что смерть и любовь, смерть и Закон? А где-то по ту сторону смерти маячит притягательный и недосягаемый, в лучших куртуазных традициях, образ Дамы. Именно она, эта Прекрасная мертвая Дама, стоит у истоков судьбы героев: мать Гарри, которую мальчик видит в Зеркале Еиналеж (а потом и в загробном мире); Лили, когда-то на беду им обоим повстречавшаяся с маленьким Северусом; хрупкая сестра Дамблдора, навеки отвадившая его от мирских страстей? Даже Волдеморт, рептилеобразное существо, далекое от плотских желаний, по-своему верен образу своей мертвой матери-колдуньи, когда-то безжалостно брошенной возлюбленным-магглом?


Переписчики канона

Здесь мы, описав круг, возвращаемся к началу. Феномен Роулинг в том, что, создав своих героев и подарив им мировую славу, она, похоже, утратила власть над их дальнейшим существованием. За несколько дней до официального обнародования седьмой книги ее отсканированный вариант каким-то непостижимым образом возник в сети – наряду с несколькими подделками, так что фанаты долго сомневались в ее подлинности. А уверившись – ужаснулись. Переписать канон, воскресить невинно убиенных поставили своей задачей, кинув клич по всему интернету, самые фанатичные фанаты – так называемые фикрайтеры, создающие так называемый фан-фикшн.

Фан-фикшн – довольно распространенное явление в сети, подразумевающее сочинительство любительских текстов по мотивам известных книг и фильмов. У «Гарри Поттера», как показывает статистика, больше всего таких поклонников. Чаще всего фан-фикшн можно квалифицировать как графоманию разной степени тяжести, но любопытен он не этим, а тем, что, создаваясь по мотивам еще не оконченного до недавних пор произведения, поневоле образует единое, полусимбиотическое пространство с исходным текстом.

Происходит совершенно удивительная вещь: книга начинает существовать в сети в огромном множестве вариантов, причем многие из них подчас остроумнее и психологически достовернее, чем исходный тект. Автор заронил зерно сюжета, оно попало на плодороную почву, пустило ростки, и каким-то образом из одного такого зерна вырастает даже не одинокий стебель, а целое дерево. Можно сказать, что отчасти оно чем-то напоминает Мировое Древо. Главным образом, мощью и крепостью ствола и обилием ветвей (т.е. ответвлений и разветвлений исходного сюжета).

Трудно сказать, можно ли назвать фикрайтеров рьяными поклонниками изначальной книги. Скорее все-таки не совсем. Они могут бороться с автором, как один ветхозаветный персонаж боролся с Богом, оспаривать его мнение, переделывать и перекраивать его вселенную самыми разными способами.

«Фанон» (по аналогии с каноном) диктует свои правила и законы; нещадно деконструируя оригинал, он извлекает из него не реализованные возможности, выжимает новые смыслы, заполняет пробелы и исправляет логические неувязки, нередко очень точно предугадывая дальнейшее развитие сюжета. За вселенную Джоан Роулинг фанаты взялись всерьез и не собираются останавливаться даже после седьмой книги – особенно после седьмой! Апокрифы гласят: коварная Ро – сквиб, нанятый Министерством, дабы исказить и затемнить истинные события. А на самом деле все было вот как?

Моралистическая вселенная Роулинг трещит по швам. Она хотела про Добро и Зло, про любовь и смерть, а получилось средневековое моралитэ пополам с викторианским ханжеством: сильные страсти при замалчивании сексуальности и пренебрежении психологическими нюансами. Она хотела про доброго, мудрого и справедливого Альбуса, а в зеркале фан-фикшн отразился манипулятор с сомнительным прошлым. Разве удержишь в идеологической узде живых героев? Фанаты полюбили их, пригрели, обласкали, сочинили им яркие судьбы, объемные характеры, внутренние конфликты, любовную и сексуальную жизнь, сделали взрослыми и неодномерными. Кстати же и выяснилось, что пригреть – не значит осчастливить (поттеровский фэндом изобилует мрачными, с изощренным психологическим надрывом, историями), а любовная жизнь – не значит традиционная, благо интересных женских персонажей в «Поттере» нюхлер наплакал. Так называемый слэш-фикшн составляет львиную долю всего фанатского творчества – а что это за слэш такой, спросите-ка лучше у Линор Горалик?

Именно фикрайтеры сумели разглядеть в Северусе Снейпе «истинного героя» книги – самого многослойного и наиболее загадочного, да к тому же и оказывающегося скрытой пружиной всего происходящего. Конечно, скрупулезно исследовать душевные движения такого персонажа – одно удовольствие, и количество снейпоманов возрастает прямо-таки по экспоненте. Снейпа Роулинг явно списывала с бешеного цыгана Хитклифа, героя «Грозового перевала» (одной из любимейших книг англичан, как показали недавние опросы), с его пожизненной одержимостью образом мертвой возлюбленной, вот только Лили получилась бесцветной и схематичной, ничего общего с пылкой Кэтрин Эрншо.

Фанаты уже обвинили Роулинг в сочинении безвкусного дамского романа и, надо думать, отдавать ей на откуп своего любимца не собираются. Похоже, они твердо намерены лишить ее «материнских прав» – вот только воскресят кого надо? На форумах разворачиваются целые кампании под лозунгами «долой канон», «все будет так, как мы напишем», «ни похорон, ни призрака, ни портрета – Снейп жив!». Многоязычный виртуал бурлит, вспенивается причудливыми барашками немыслимых сюжетных поворотов, выплескивает на экраны мониторов историю за историей, щедро даря героям то такую судьбу, а то этакую. Иногда профессионально, чаще неумело – но всегда искренне, на разрыв аорты?

Странная все-таки это штука – придуманная кем-то художественная реальность, воплощенные на бумаге никогда и нигде не существовавшие люди, истории, коснувшиеся писательского слуха и проникшие в сердца читателей? «Что ему Гекуба? А он рыдает».


http://exlibris.ng.ru/kafedra/2007-09-13/4_harry.html
 

Доброе слово и пистолет дают значительно больше, чем просто доброе слово!..
IP записан
 
Ответ #55 - 10/12/07 :: 5:08pm

Valkyr   Вне Форума
Живет здесь
Дитя ненайденного поколения
Донецк, Украина

Пол: female
Сообщений: 668
*****
 
Вот, нашла на форуме "Забытый храм" http://888.2bb.ru/viewtopic.php?id=353

http://www.youtube.com/watch?v=ibBorUiCHV4
http://www.youtube.com/watch?v=eC6xDzUvMA0

Песни Высоцкого, видеоряд ГП. Первая немного отдает слэшем Язык, а вторая - трогательная, всем оплакивающим Снейпа посвящается Плачущий
 

Доброе слово и пистолет дают значительно больше, чем просто доброе слово!..
IP записан
 
Ответ #56 - 10/17/07 :: 2:52pm

Leo Teamat   Вне Форума
При исполнении
Санкт-Петербург

Пол: female
Сообщений: 656
*****
 
Хочу предложить вашему вниманию замечательную статью.

Ружье, пальнувшее в висок

Прочитала я Седьмую книгу и тоже хочу сказать. В целом.
К подробностям - перечитав уже приличный русский перевод, подумав местами над несостыковками: баг или фича - я еще буду возвращаться, ибо зацепило. А сейчас мне хочется - об ощущении в целом.
Ощущение невероятного провала и разбития вдребезги лучшего, что было в книгах Ро.
Но начну с хорошего, ибо не могу удержаться. И простите меня за некоторую сумбурность в изложении. Длинно, долго, с цитатами на русском и английском (перевод  - мой).
Итак (молитвенно складывая руки),



...да. Спасибо тебе за Малфоев. За всех троих.

Спасибо тебе даже не просто за то, что все они остались живы и так трогательно жмутся у краешка стола в ликовании общей победы (хотя, на мой взгляд, Нарцисса могла бы и со всеми сидеть - ее геройство в отношении Гарри, хоть и содеянное ради Драко, во многом поспособствовало победе).

Спасибо за то, что Гарри спасает жизнь Драко.
За спасение беззащитного врага, совершенно беспомощного, оказавшегося в смертельной опасности, почти безнадежно умоляющего о спасении. За их сцепленные руки, за Драко, вцепившегося в Гарри, как в свою последнюю надежду, за Малфоя, спасающего не только себя, но и потерявшего сознание друга...

...за то, что перед лицом слепой СМЕРТИ со всех больших букв, грозящей обоим, вдруг неожиданно неважной оказалась вся-вся-вся их вражда, вся их война. За то, что постоянное ощущение некоторой "понарошности" их противостояния все-таки оказалось правдивым: понарошку - не до смерти. Перед смертью слетает все, отметаются игры в самые что ни на есть опасные бирюльки. Перед общей смертью друг друга можно только спасать.

А интересно, окажись на месте Драко Беллатрис? Люциус? Петтигрю? Волдеморт?
Мне кажется, взмолись они в такую минуту о помощи, Гарри и их бы выволок из огня. Да-да, исходя из сцены последней схватки с Волдемортом - и его бы выволок. Мне так кажется. Выволок бы. Отдышались. Откашлялись. И по новой...
Можно убить врага - нельзя дать ему умереть на твоих глазах, одно - честная схватка, другое - жестокость.

Спасибо Ро за вернувшегося к Гарри Рона. Спасибо за вернувшегося в семью Перси. Спасибо за то раскаяние, которое созидает, а не разрушает. Спасибо.

За совершенно сумасшедший и выламывающийся из всех канонов диалог перед окончательной битвой с Лордом. Помилование, которое предлагает ему Гарри, зная (в отличие от Лорда), как глубоко ошибся Риддл, самолично дав ему в руки смертельное против себя оружие:


...But before you try to kill me, I'd advise you think what you've done . . . . Think, and try for some remorse, Riddle. . . ."
"What is this?"
Of all the things that Harry had said to him, beyond any revelation or taunt, nothing had socked Voldemort like this. Harry saw is pupils contract to thin slits, saw the skin around his eyes whiten.
"It's your one last chance," said Harry, "it's all you've got left. . . . I've seen what you'll be otherwise. . . . Be a man. . . try. . . Try for some remorse. . . ."
“You dare --- ?” said Voldemort again.
“Yes, I dare,” said Harry, “because Dumbledore’s last plan hasn’t backfired on me at all. It’s backfired on you, Riddle.”

- ...но перед тем, как попытаться убить меня, я советую тебе подумать о том, что ты натворил. Подумай... и попробуй хоть немного раскаяться, Риддл.
- О чем это ты?
Ничто, сказанное Гарри раньше, ни откровения, ни насмешки не поразили Волдеморта так, как эти слова. Гарри увидел, как сузились его зрачки, как побелела кожа вокруг глаз.
- Это твоя последняя надежда, - сказал Гарри, - все, что тебе осталось. Я видел, что с тобой будет, если ты не... Стань человеком... попытайся. Попробуй хоть немного раскаяться.
- Как ты смеешь?.. - снова спросил Волдеморт.
- Да, смею, - сказал Гарри, - потому что последний план Дамблдора ударил не по мне. Вовсе нет. Он ударил по тебе, Риддл".



И вот тут мы переходим к грандиознейшему (на мой взгляд) минусу Седьмой книги Ро. До какой-то степени перечеркивающему весь канон, как бы ни было грустно так говорить.

Это ужасно. Это очень тяжело, но в книге нет катарсиса. Нет очищения. Нет перерождения от зла к свету. Нету. Метанойи там нету, простите за греческие выражения.
Седьмая книга, грубо говоря, схлопывает мир Роулинг и запирает его в душный сундук. В этом мире невозможно перерождение, и Риддл не может раскаяться. В этом мире не перед кем просить прощения, и никто не может простить.

Нас столько манили таинственной фразой Дамблдора "я верю Северусу Снейпу", мы столько сочиняли идей и теорий о том, почему же Снейп раскаялся и ушел от Волдеморта на Светлую сторону силы, мы - верящие Профессору - верили в его глубокое перерождение тогда, много лет назад до начала событий по канону. Мы верили в раскаяние и прощение, в доброту Дамблдора, а что предподносит нам Ро?

А Ро преподносит нам ровно наоборот!

Не было никакого раскаяния. НЕ БЫЛО НИКАКОГО ПРОЩЕНИЯ. Не было той любви, которая связывает оступившегося и простившего.
НЕ БЫЛО У НАС ПРИТЧИ О ВОЗВРАЩЕНИИ БЛУДНОГО СЫНА - наконец-то (долго ж доходило) я поняла, что мне все шесть книг мажилось в возвращении Снейпа. Не было - плачу горючими слезами.
И Снейп не раскаивался ни в чем. И Дамблдор не прощал его.
Нет, я ничего не имею против вечной любви Северуса к Лили. Но - о Боже - как убого, как тускленько смотрится этот рассказ о бегстве Снейпа от Волдеморта к Дамблдору только лишь ради того, чтобы Альбус защитил Лили. Словом, нигде не сказано, что Снейпу обрыдли методы Волдеморта. Снейп продал себя Дамблдору за спасение Лили, а тот - ничтоже сумняшеся - принял.
И - о Боже - как мерзко, как пародийно выглядит сцена их встречи с Альбусом.


Then a blinding, jagged jet of white light flew through the air. Harry thought of lightning, but Snape had dropped to his knees and his wand had flown out of his hand.
“Don’t kill me!”
“That was not my intention.”
Any sound of Dumbledore Apparating had been drowned by the sound of the wind in the branches. He stood before Snape with his robes whipping around him, and his face was illuminated from below in the light cast by his wand.
“Well, Severus? What message does Lord Voldemort have for me?”
“No – no message – I’m here on my own account!”
Snape was wringing his hands. He looked a little mad, with his straggling black hair flying around him.
“I – I come with a warning – no, a request – please – ”
Dumbledore flicked his wand. Though leaves and branches still flew through the night air around them, silence fell on the spot where he and Snape faced each other.
“What request could a Death Eater make of me?”
“The – the prophecy…the prediction…Trelawney…”
“Ah, yes,” said Dumbledore. “How much did you relay to Lord Voldemort?”
“Everything – everything I heard!” said Snape. “That is why – it is for that reason – he thinks it means Lily Evans!”
“The prophecy did not refer to a woman,” said Dumbledore. “It spoke of a boy born at the end of July – ”
“You know what I mean! He thinks it means her son, he is going to hunt her down – kill them all – ”
“If she means so much to you,” said Dumbledore, “surely Lord Voldemort will spare her? Could you not ask for mercy for the mother, in exchange for the son?”
“I have – I have asked him – ”
“You disgust me,” said Dumbledore, and Harry had never heard so much contempt in his voice. Snape seemed to shrink a little, “You do not care, then, about the deaths of her husband and child? They can die, as long as you have what you want?”
Snape said nothing, but merely looked up at Dumbledore.
“Hide them all, then,” he croaked. “Keep her – them – safe. Please.”
“And what will you give me in return, Severus?”
“In – in return?” Snape gaped at Dumbledore, and Harry expected him to protest, but after a long moment he said, “Anything.”

[Ослепительная белая вспышка мелькнула в воздухе. Гарри подумал, что это молния, но Снейп упал на колени, и палочка выпала из его пальцев.
(дальше нигде не сказано, что он поднялся с колен - представьте себе этот диалог)
- Не убивайте меня!
- Я и не собирался.
Звук Аппарации Дамблора был заглушен шелестом листьев. Он стоял перед Снейпом, мантия обвивала его, лицо было освещено струящимся из палочки светом.
- Итак, Северус... Что Волдеморту угодно было передать мне?
- Нет... нет никакого послания... я сам... сам по себе.
Снейп заломил руки. Лицо в ореоле беспорядочных черных волос казалось слегка сумасшедшим.
- Я пришел предупредить... нет... просить... пожалуйста...
Дамблдор взмахнул палочкой. Хотя ветки и листья продолжали колыхаться, вокруг них со Снейпом воцарилась тишина.
- Что же может просить у меня Пожиратель Смерти?
- Пророчество... предсказание... Трелани...
- Ах, да, - сказал Дамблдор. - И что же ты передал Волдеморту?
- Все... все, что я слышал. Поэтому он решил, что речь идет о Лили Эванс.
- В пророчестве речь идет не о женщине, - промолвил Дамблдор. - А о мальчике, который родится на исходе июля.
- Вы понимаете, о чем я! Он думает, что это о ее сыне... он будет охотиться за ней... убьет их всех.
- Если она столько для тебя значит, Волдеморт непременно пощадит ее. Ты что, не мог выпросить помилование для матери в обмен на жизнь ее сына?
- Я... я просил.
- Ты мне противен, - сказал Дамблдор. Гарри никогда не слышал, чтобы он говорил с таким презрением. Снейп весь сжался. - Тебе безразлично, что будет с ее мужем и сыном. Пусть умрут, лишь бы ты получил, что хочешь?
Снейп ничего не ответил, только просительно смотрел на Дамблдора.
- Спрячьте их всех, - прохрипел он, наконец. - Спасите ее... их. Пожалуйста.
- А что ты дашь мне взамен, Северус?
- В...взамен? - Снейп уставился на Дамблдора. Гарри показалось, что он начнет протестовать, но после долгой паузы Снейп сказал:
- Все, что угодно.]

Редкостный по омерзительности диалог, редкостная по омерзительности сделка.
Нет ничего мерзее, чем унижать стоящего перед тобой на коленях человека.
Унижать молящего о твоей милости и защите.
Снейп покупает спасение любимой женщины ценой собственной жизни и преданности - именно этого, как мы знаем, потребует у него Альбус.
Сам Снейп никому не интересен, и Директору - в первую очередь. Обретя информацию, стребовав со Снейпа клятву верности - он и не думает спросить у него: а тебя-то не нужно спасти? Тебя - вытащить? Тебя - вызволить из того кошмара, куда ты сам себя загнал.
И это так чудовищно гадко, что я даже не знаю, как могла умница Ро, нравственнейшая Ро написать такое.
И дальше, когда Лили и Джеймс все-таки погибают, и Снейп буквально помирает от горя, Альбус ведет себя с ним так, как будто не на нем, Директоре, лежала ответственность за их жизни. Снова ставя в вину Снейпу их гибель, он требует с него новой службы:


...Harry stood in Dumbledore’s office, and something was making a terrible sound, like a wounded animal. Snape was slumped forward in a chair and Dumbledore was standing over him, looking grim. After a moment or two, Snape raised his face, and he looked like a man who had lived a hundred years of misery since leaving the wild hilltop.
“I thought…you were going…to keep her…safe…”
“She and James put their faith in the wrong person,” said Dumbledore. “Rather like you, Severus. Weren’t you hoping that Lord Voldemort would spare her?”
Snape’s breathing was shallow.
“Her boy survives,” said Dumbledore.
With a tiny jerk of the head, Snape seemed to flick off an irksome fly.
“Her son lives. He has her eyes, precisely her eyes. You remember the shape and color of Lily Evans’s eyes, I am sure?”
“DON’T!” bellowed Snape. “Gone…dead…”
“Is this remorse, Severus?”
“I wish…I wish I were dead…”
“Аnd what use would that be to anyone?” said Dumbledore coldly. “If you loved Lily Evans, if you truly loved her, then your way forward is clear.”
Snape seemed to peer through a haze of pain, and Dumbledore’s words appeared to take a long time to reach him.
“What – what do you mean?”
“You know how and why she died. Make sure it was not in vain. Help me protect Lily’s son.”

...Гарри стоял в кабинете Дамблдора, слыша, как кто-то стонет и плачет, словно раненое животное. Снейп забился в кресло, Дамблдор возвышался над ним с жестоким выражением лица. Снейп поднял голову - он выглядел так, будто со дня встречи в лесу прошли столетия.
- Я думал... вы собирались... спасти ее... спасти.
- Они с Джеймсом доверились не тому человеку, - сказал Дамблдор. - Как и ты, Северус. Разве ты не надеялся, что Лорд Волдеморт пощадит ее?
У Снейпа сбилось дыхание.
- Но ее мальчик выжил, - сказал Дамблдор.
У Снейпа дернулась голова, как будто он отгонял надоедливую муху.
- Ее сын жив. У него ее глаза, в точности ее глаза. Ты ведь помнишь, какие у Лили Эванс глаза, правда?
- НЕ НАДО! - простонал Снейп. - Умерла... она умерла.
- Это раскаяние, Северус?
- Лучше бы... лучше бы я умер...
- И кому бы это помогло? - холодно спросил Дамблдор. - Если ты любил Лили Эванс, если ты по-настоящему ее любил, то ты должен знать, что делать.
Казалось, Снейп пытается опомниться от заволокшей его сознание боли, и слова Дамблдора не сразу дошли до него.
- Что... что вы имеете в виду?
- Ты знаешь, как и почему она погибла. Сделай так, чтобы это было не напрасно. Помоги мне защитить ее ребенка.

И после этого Дамблдор всю дорогу твердит: я верю Северусу Снейпу, я верю Северусу Снейпу. Да ни хрена не "верю"! А держу на очень коротком и очень строгом поводке постоянного ощущения неизгладимой вины, пальцем не шевеля, чтобы хоть как-то облегчить его мучения. Потому что именно эти мучения и гарантируют его по-собачьи верную службу. Причем не брезгует натурально садистскими методами: помнишь, какие у нее глаза? нет, ты помнишь?

Невозможно, я просто не могу понять, КАК можно было написать подобное, явив в конце вместо сердечной преданности тому, кто вызволил из ужаса - строгий поводок вечной вины. Вместо любви - шантаж.

Вместо покаяния - бесконечное раскаяние, без конца и края, без надежды и прощения.

Вместо перерождения, выхода из вины, вместо обновления души - постоянное и бесконечное возвращение в нее, день за днем, год за годом. Жизнь в обнимку с собственным дементором. Душа Снейпа так и осталась до самого конца - разбитой.

Верно говорила Гермиона: раскаяние мучительно, оно убивает. Разумеется: в том случае, когда оно не ведет к очищению, когда оно не ведет к перерождению.
А здесь оно совершенно однозначно не ведет, потому что Снейп раскаивается перед тем, кому не нужно его перерождение, его обновление и его покой - а ровно напротив.

Более того, даже в этом своем мучительно-долгом раскаянии Снейп оказываеся преданным. Преданным тем же Дамблдором, к которому он - стокгольмский, что ли, синдром - привязывается.
Он действительно к нему привязывается и действительно ведет себя так, как будто хочет быть поближе к нему. Это естественно, инстинктивно, только Дамблдор отталкивает его раз за разом.
А в конце и попросту предает. Причем - дважды.

Есть одна реплика, от которой действительно слезы на глазах. Первый раз за все время Снейп кричит о себе, и что кричит...



Snape raised his eyebrows and his tone was sardonic as he asked, “Are you intending to let him kill you?”
“Certainly not. You must kill me.”
There was a long silence, broken only by an odd clicking noise. Fawkes the phoenix was gnawing a bit of cuttlebone.
“Would you like me to do it now?” asked Snape, his voice heavy with irony. “Or would you like a few moments to compose an epitaph?”
“Oh, not quite yet,” said Dumbledore, smiling. “I daresay the moment will present itself in due course. Given what has happened tonight,” he indicated his withered hand, “we can be sure that it will happen within a year.”
“If you don’t mind dying,” said Snape roughly, “why not let Draco do it?”
“That boy’s soul is not yet so damaged,” said Dumbledore. “I would not have it ripped apart on my account.”
“And my soul, Dumbledore? Mine?”
“You alone know whether it will harm your soul to help an old man avoid pain and humiliation,” said Dumbledore. “I ask this one great favor of you, Severus, because death is coming for me as surely as the Chudley Cannons will finish bottom of this year’s league. I confess I should prefer a quick, painless exit to the protracted and messy affair it will be if, for instance, Greyback is involved – I hear Voldemort has recruited him? Or dear Bellatrix, who likes to play with her food before she eats it.”
His tone was light, but his blue eyes pierced Snape as they had frequently pierced Harry, as though the soul they discussed was visible to him. At last Snape gave another curt nod.
Dumbledore seemed satisfied.
“Thank you, Severus…”

Снейп поднял брови и саркастически спросил:
- Вы намереваетесь позволить Драко убить вас?
- Конечно, нет. Меня убьешь ты.
Воцарилась тишина, в которой слышно было только, как Фоукс пытается расклевать кусочек морской раковины.
- Прямо сейчас? - с мрачной иронией в голосе спросил Снейп. - Или, может, сначала эпитафию напишете?
- О, нет, конечно же, не сейчас, - улыбаясь, сказал Дамблдор. - Я думаю, что подходящая минута выявится сама собой. Из-за этого проклятия. Судя по тому, что произошло этой ночью, - он показал свою ссохшуюся руку, - думаю, это случится где-то через год.
- Но если вы не против умереть, - резко сказал Снейп, - почему бы не позволить Драко вас убить?
- Душа мальчика не так повреждена, - сказал Дамбдор. - И я не хочу, чтобы она разорвалась из-за меня.
- А моя душа, Дамблдор? Моя душа?!
- Только тебе решать, повредит ли твоей душе то, что ты спасешь старого человека от боли и унижения, - сказал Дамблдор. - Я прошу тебя о великой милости, Северус, потому что смерть придет за мной - это так же точно, как то, что Палящие Пушки замкнут в этом году Лигу. Признаюсь тебе: я предпочитаю быструю и безболезненную кончину тому долгому и грязному делу, которым она станет, если этим займется Грейбек - я слышал, Волдеморт привлек его. Или дорогая Беллатрикс - она любит поиграть с жертвой прежде, чем добить ее.
Он говорил беззаботным голосом, но голубые глаза пронзали Снейпа так же, как они часто пронзали самого Гарри - так, словно душа, которую они обсуждали, была видна ему. В конце концов Снейп коротко кивнул.
Дамблдор выглядел удовлетворенным.
- Спасибо, Северус.

Черт, что ж так больно-то? Как будто наяву слышишь этот крик: а моя душа? что с моей душой будет, на что вы ее обрекаете, оставив мне же решать, погибельно это для нее или нет.
Но дальше все становится окончательно очевидно, и даже Снейп уже не может сам себя обманывать близостью к Директору.



“So the boy…the boy must die?” asked Snape quite calmly.
“And Voldemort himself must do it, Severus. That is essential.”
Another long silence. Then Snape said, “I thought…all those years…that we were protecting him for her. For Lily.”
“We have protected him because it has been essential to teach him, to raise him, to let him try his strength,” said Dumbledore, his eyes still tight shut. “Meanwhile, the connection between them grows ever stronger, a parasitic growth. Sometimes I have thought he suspects it himself. If I know him, he will have arranged matters so that when he does set out to meet his death, it will truly mean the end of Voldemort.”
Dumbledore opened his eyes. Snape looked horrified.
“You have kept him alive so that he can die at the right moment?”
“Don’t be shocked, Severus. How many men and women have you watched die?”
“Lately, only those whom I could not save,” said Snape. He stood up. “You have used me.”
“Meaning?”
“I have spied for you and lied for you, put myself in mortal danger for you. Everything was supposed to be to keep Lily Potter’s son safe. Now you tell me you have been raising him like a pig for slaughter – ”
“But this is touching, Severus,” said Dumbledore seriously. “Have you grown to care for the boy, after all?”
“For him?” shouted Snape. “Expecto Patronum!”
From the tip of his wand burst the silver doe. She landed on the office floor, bounded once across the office, and soared out of the window. Dumbledore watched her fly away, and as her silvery glow faded he turned back to Snape, and his eyes were full of tears.
“After all this time?”
“Always,” said Snape.

- Значит, мальчик должен умереть? - довольно спокойно спросил Снейп.
- И Волдеморт должен сам убить его. Это самое важное.
Молчание. Затем Снейп сказал:
- Я думал... что все эти годы... мы бережем его... ради нее... Ради Лили.
- Мы берегли его, потому что это было необычайно важно - выучить его, поставить на ноги, дать попробовать свои силы, - сказал Дамблдор, его глаза были плотно закрыты. - А тем временем связь между ними росла и укреплялась... как паразит. Иногда я думал, что он сам это подозревает. Если я его знаю, он уже обо всем догадался, и когда он отправится навстречу своей смерти, это будет означать окончательную смерть Волдеморта.
Дамблдор открыл глаза. Казалось, Снейп был в ужасе.
- Так вы берегли его все время для того, чтобы он умер в нужный момент?
- Не пугайся так, Северус. Скольких убитых мужчин и женщин ты перевидал?
- В последнее время - только тех, кого не мог спасти. - Снейп встал. - Вы использовали меня.
- Что ты имеешь в виду?
- Я шпионил для вас, лгал для вас, я был в смертельной опасности - из-за вас. И все для того, чтобы спасти ребенка Лили. А вы теперь говорите мне, что готовили его, как свинью на убой?!
- Как трогательно, Северус, - серьезно сказал Дамблдор. - Неужели ты в конце концов дорос до того, чтобы заботиться о мальчике?
- О нем?! - заорал Снейп. - Экспекто Патронум!
Серебряная лань вылетела из кончика его палочки, приземлилась на пол, проскакала по кабинету и вылетела в окно. Дамблдор проводил ее взглядом и, когда она растаяла, он повернулся обратно к Снейпу, в глазах у него стояли слезы.
- До сих пор?
- Всегда, - ответил Снейп.

Вот это называется - предан по полной программе.
Вот это называется - до конца разрушить красоту построений о раскаянии, доброте и прощении. Судьба Снейпа, как выяснилось, еще трагичнее, чем мы предполагали: Альбус глух к нему абсолютно и до последнего дня. И смерть его - с последним утешением взглянуть в его - ее - глаза - бесполезна. Ведь даже умирает Снейп - если он, конечно, в самом деле умирает, в чем большие сомнения - по ошибке Волдеморта, опять нанесшего удар не туда.

И вот это отсутствие катарсиса, перерождения - оно проходит через всех ключевых героев, через всех, кто мог переродиться, кому было, от чего к чему перерождаться. Не раскаивается Волдеморт, хотя Гарри предлагает ему - но не перед Гарри же ему каяться, а перед собой Риддл не может. Не возрождается Снейп, раскаивающийся - но не перед тем, кто мог бы принять покаяние и спасти.

Не перерождается даже Малфой.

Честное слово. Уж после того, как Гарри спас Драко жизнь, мы, кажется, с полным правом могли ждать - учитывая импульсивный характер младшего Малфоя - что его от Гарри не отодрать будет. Быть может, в буквальном смысле слова, и я вовсе не имею в виду слэш - не может же Драко не понимать, что Гарри спас не только его жизнь, но даже и душу. Я почти ждала, что Малфой вцепится в того, к кому был так мучительно привязан все семь лет, и кто наконец-то дал повод быть с ним.

Равно как и от Гарри можно было ждать, что спасенный Малфой переместится для него в категорию "мое". Мое спасенное, мною защищаемое - мое. Мой спасенный Малфой, которого можно покровительственно спрятать за своим плечом - пусть кто-нибудь попробует обидеть того, кого я спас. Кто у меня просил защиты.

Щаз. Ничего подобного. Семья Малфоев - слава Богу, и Люциус и Нарцисса оказались безмерно человечны и бросили все, спасая своего сына, вот за это Роулинг все-таки ура - жмется в уголке праздничного стола, никому не нужная, не интересная, но счастливая уже тем, что жива вся, в целом, и все-таки спаслась.

И через 19 лет, встретившись, Гарри и Драко лишь сухо кивают друг другу. Да что за... Ну блин, ну е.. ну мама Ро! Это Малфой-то, убивший шесть лет обучения на то, чтобы хоть как-то привлечь к себе внимание Гарри, пропускает такую возможность? Это Гарри, почти инстинктивно берущий людей под свою защиту и одно это считающий достаточным основанием, чтобы считать людей своими - так проходит мимо того, кому спас жизнь?

Ро захлопнула крышку канона. И все герои оказались в наглухо задраенном сухом и душном сундуке.
И мрачной насмешкой выглядит имя сына Гарри - Альбус Северус. Сочетание в одно двух людей, преданного и предавшего, верного до смерти и до смерти же игравшего судьбами. Как будто смерть их уровняла.
Но один, как мы видели, даже в смерти подстелил себе соломки.
А другой...

P.S. Я забыла. Как я могла забыть?!
Я понимаю, что то, что предатель-Питер давится - это очень символично, это Канон всех канонов. Но... но... но... эх, мама Ро...

P.P.S. ДА! Снейп привязан к Дамблдору! Кто бы спорил, только бы не я. Он действительно тянется к нему, действительно переживает о нем и как бы подчеркивает (в разговоре о руке Дамблдора) свою к нему близость. Но это близость - нужная Снейпу, кажущаяся Снейпу - не больше, чем выдавание желаемого за действительное. Любовь Снейпа к Дамблдору понятна: это естественное чувство к тому, перед кем ты раскрыт полностью, кому ты полностью доверился. Вспомните страшную сцену из "1984" - где Уинстон почти любит О'Брайана, потому что беззащитен перед ним, и тот имеет власть над ним и его болью.
Дамблдор Снейпа не любит. И вся близость их - призрачна, Снейп в нее играет, потому что ему так легче.

P.P.P.S. Повредит ли душе Снейпа убийство Дамблдора? ПОВРЕДИТ, еще как повредит. То, что ему преподносит отговорочкой Дамблдор - не больше, чем отговорочка. Снейп разобьет себе душу этим убийством, потому что грех - это не только вина, но и - и в большей степени - рана. Я вспомнила, я же ровно на эту тему не так давно писала, не по ГП, но суть именно эта.

P.P.P.P.S. И - нет, я все-таки договорю, и скажу о том, чего говорить даже и не хотела, в силу того, что это - уж полностью за гранью добра и зла.
Я, конечно, об этой частичке Риддловой души, плакавшей в иномирье, на глазах у Гарри и Дамблдора.
Эта сцена едва ли не чудовищнее всего в саге. Гарри раз за разом порывается помочь - спасти беззащитное и обреченное на смерть существо, еще раз сотворить то, что он уже сотворил для Драко - выцепить, отобрать у самой смерти, защитить, спасти. Дать, наконец, хотя бы этой частичке души Тома то, чего у него никогда в жизни не было - любви, защиты, жалости, тепла.
А Дамблдор уводит его оттуда. Уводит, приговаривая, что ничего поделать нельзя.
Скажите на милость, какой знаток потусторонних миров и человеческих душ выискался. Это после разграбленной, сожженной-то души Снейпа.
Невозможно! Невозможно было и Драко вытащить из того ужаса, где он чуть не сгорел. Гарри рискнул собой - и вытащил.
Если бы Гарри вложил хотя бы в эту полумертвую частичку души Тома любовь, тепло, защиту - то раскаяние, о котором он потом говорил с Волдемортом - было бы возможно. Потому что оно имело бы хоть какое-то основание в кусочке души самого Тома.

Потому что победить Любовью - значит - не уничтожить. А ровно наоборот - спасти и возродить.

И Авада Кедавра, пусть даже самим же Риддлом озвученная, не имеет к победе Любовью ровным счетом никакого отношения.
И теперь на совести Дамблдора - и окончательная, вторая смерть Тома Риддла.

Вот отсюда: http://la-cruz.livejournal.com/66503.html

la_cruz , снимаю шляпу...
 

"Кровь моя холодна. Холод ее лютей реки, промерзшей до дна. Я не люблю людей". (с)
IP записан
 
Ответ #57 - 10/17/07 :: 4:46pm

Valkyr   Вне Форума
Живет здесь
Дитя ненайденного поколения
Донецк, Украина

Пол: female
Сообщений: 668
*****
 
Присоединяюсь! я тоже. когда в дневнике la_cruz этот материал читала, чуть не плакала... от того, что кто-то сумел облечь в слова мои мысли и эмоции
 

Доброе слово и пистолет дают значительно больше, чем просто доброе слово!..
IP записан
 
Ответ #58 - 10/18/07 :: 12:54pm

Izhena   Вне Форума
Зашел поглядеть

Пол: female
Сообщений: 10
*
 
Спасибо, друзья, за ваши обзоры! Что ж, еще с момента прочтения переводов тех самых нашумевших сканов у меня сложилось стойкое отвращение к "доброму волшебнику" Дамблдору. По-видимому, я не одинока? Да ему плевать на всех, кроме себя! Какая душа - Северуса, Гарри, Риддла? Что это такое в сравнении с великой целью? Разве власть стоит спасения каких-то там душ? Он использует людей, доверяющих ему - доверяющих пусть и не по своей воле. Но разве он видит в них этих самых ЛЮДЕЙ? Всего лишь пешки в его масштабной игре - и ничего более. Не удивлюсь, если он просчитал все на много ходов вперед. Шайка подростков третирует своего ровесника с другого факультета, издевается так, что любой нормальный человек, узнавший об этом, вмешался бы - ну, и что? Зато пройдет время - и озлобившийся на весь мир недавний подросток, преданный всеми, не нашедший того, что искал среди Пожирателей, вынужден будет прибегнуть к помощи его, Альбуса Дамблдора. И вот тогда мы сможем привязать его к себе настолько, что он выполнит любое наше желание. Разве не так обстоит дело? А то, что будет загублено сразу несколько человеческих душ - так игра стоит свеч! Разве те же Джеймс Поттер и Сириус Блэк смогли вырасти нормальными людьми - в моральном плане, не в психическом? А ведь - вмешайся тогда директор (а должен бы вмешаться) - думаю, все было бы несколько по-другому.
Про Гарри я просто ничего не буду говорить - он и человеком-то никогда не считался в глазах Дамблдора. Так, артефакт для совершения определенной цели. Не более того.
Том Риддл? Да, это всецело вина Альбуса - что не остановил, не удержал, не помешал стать тем, кем он стал. И убил вторично - полностью разделяю эту точку зрения.
Вспоминаются небезызвестные Дозоры Лукьяненко. Там тоже Добро такое, что хочется встать на сторону Зла. Тем паче, что сторона то фактически одна. Монстры с двух сторон, с табличками "Свет" и "Тьма".
Если Дамблдор это - Добро, то какое же тогда Зло?
И напоследок. В мультсериале "Охотники за привидениями" есть одна серия  - "Ночная игра" - про то, как Уинстону довелось участвовать в инфернальном матче по бейсболу между силами Добра и Зла. Игра шла на человеческую душу. "Что может быть важнее души" - одергивает судья легкомысленного Питера, присутствующего в качестве зрителя. А силы Тьмы играют нечестно. Почему же силы Света не могут ответить тем же? "Мы - Добро! Мы НЕ МОЖЕМ поступать, как они." Вот и весь ответ.
Комментарии, кажется, излишни.
 

"Faith has need of the whole truth" (c) Luna Foundation
IP записан
 
Ответ #59 - 10/18/07 :: 5:49pm

Valkyr   Вне Форума
Живет здесь
Дитя ненайденного поколения
Донецк, Украина

Пол: female
Сообщений: 668
*****
 
Ижена, ну что еще сказать??? кроме ППКС - нечего Подмигивание
 

Доброе слово и пистолет дают значительно больше, чем просто доброе слово!..
IP записан
 
Страниц: 1 2 3 4 5 6 ... 36