Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход
WWW-Dosk
 
  ГлавнаяСправкаПоискВход  
 
 
Страниц: 1 2 
Наша первая ролевая игра Не-ХИ 2006 (Прочитано 5698 раз)
08/17/06 :: 12:43am

Taliasan   Вне Форума
Матерый
Нас двое. Мы сестренки.
Санкт-Петербург

Пол: female
Сообщений: 286
****
 
Побывали, посмотрели, делимся впечатлениями.
http://taliasan.livejournal.com/916.html

 
IP записан
 
Ответ #1 - 08/17/06 :: 1:00am

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 27433
*
 
Сестренки, а можно этот отчет сюда скопировать?
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #2 - 08/17/06 :: 1:18am

Taliasan   Вне Форума
Матерый
Нас двое. Мы сестренки.
Санкт-Петербург

Пол: female
Сообщений: 286
****
 
Мы искали Арду на Земле…
или воспоминания о первом опыте ролевых игр
(Не-ХИ 2006 Эквилибрум-Сильмариллион).

Стряхнули пыль с ботинок. Вытрясли из карманов сосновые иголки. Разобрали рюкзак и сумку…
Наши глаза решили выпучиться, когда, привыкшие видеть сосны, озера и пыльные дорожки, вдруг были принудительно устремлены на экран компьютера. Но первое, что они там увидели, были фотографии, на которых, довольные, расположились те самые сосны, озера и дорожки. После этого глаза смирились и выпучиваться перестали. А спокойствие – застоявшаяся вода – вдруг каплями впечатлений забарабанило по клавишам… Мы получили опыт и знания, и весь следующий год будем призывать свои ожидания к компромиссу с реальностью.
Но – начнем с самого начала. А начало берет свое начало, видимо, в те дни, когда мы прочли «Сильмариллион». С тех пор тесно связали свою жизнь с Ардой крепчайшими морскими узлами, для подстраховки приклеили скотчем и прибили несколькими гвоздями. Естественно, ролевые игры казались нам средством побывать там, на Арде.
Несколько лет присматривались: читали отчеты о поездках на РИ, краями всех четырех глаз заглядывали в Правила проходящих игр, изучали ролевую лексику, стреляли из лука, тренировались с мечом, создавали костюмы.
А теперь начнем еще раз – теперь уже с другого начала.
Игра, на которую мы собирались ехать, была выбрана нами по двум причинам: во-первых, ее сюжет был взят из «Сильмариллиона», а нас интересовали именно игры по Толкину, во-вторых, она должна была проходить в Ленинградской области, то есть недалеко от Питера, где мы живем.
Мы вышли из дома, привыкшего на все смотреть свысока (так как целых шестнадцать этажей), с сытой сумкой и рюкзаком, про который хочется сказать «неподъемный», но это было бы неправдой, так как мы его все же подняли. Люди смотрели нам вслед – наверно, мы выглядели весьма забавно, этакий багаж на ножках: при росте метр шестьдесят два – шестьдесят четыре и при относительной девичьей хрупкости нас было почти не видно. За это лето нас уже успели обозвать Лягухами-путешественницами, теперь впору было обозвать Улитками.
Некий туристический опыт в нас обитал, поэтому он, посовещавшись с антуражностью предстоящей игры, указал, что нам там может понадобиться. В итоге с нами отправились в путь шесть банок консервов, яблоки, морковь, огурцы-помидоры, кг картофеля, добрый кусок сыра, буханка хлеба, орехово-сухофруктная смесь для быстрой подкормки организмов в случае коварно подкрадывающегося истощения и пара пакетов с кашами быстрого приготовления, а также палатка, спальники, свитера, ролевые костюмы, котелок с посудой, турковрик, пустая канистра для воды, фонарик, куча гигиенических принадлежностей и прочее.
До ближайшей железнодорожной станции было пятнадцать минут на маршрутке, в которую мы едва влезли, и которая, как нам показалось, после этого стала страдать вздутием живота. Через четверть часа ей полегчало, а мы оказались на платформе, где в ожидании электрички кряхтели от жары и чрезмерного веса и делились ожиданиями. Нам нужно было добраться до Зеленогорска, а оттуда – до станции Яппиля.
Что ж, до Зеленогорска мы добрались и даже перетащили свои вещи в другую электричку, где расслабились и приготовились считать станции, с удовольствием подумывая о том, что момент, когда мы свалим свой багаж и поставим палатку, уже не за Эред Луин.
Увы нам.
Как вполне себе домашние девушки мы крайне редко ездили на пригородных поездах, поэтому, предупрежденные, что станции объявлять не будут, да и вообще платформ с названиями для таких станций не предусмотрено, мы внимательно следили за остановками, загибая пальцы, благо их у нас на двоих двадцать штук, если учитывать только руки, а остановок всего пять. На нужной мы совершили подвиг: выпрыгнули из вагона и умудрились ничего себе не сломать и даже не упасть под поезд.
Когда электричка (последняя на сегодня, между прочим) насмешливо подудела и скрылась вдали, мы, обозвав друг друга верблюдами, отправились в направлении, примерно соответствующем указанному на сайте игры.
Бодро шагая и болтая о разных разностях по поводу Толкина и своих игровых ожиданий, мы и не заметили, как отшагали по трассе 2 км. Стоп! На сайте же было указано, что до самого полигона идти около километра. Неужели мы прозевали лесную дорогу?
Резвый поворот на 180 градусов и 2 км обратно. Лесной дороги нет. С тяжкими ношами на спинах и с утяжеляющимися ношами на сердцах мы вернулись на железнодорожную станцию. Вместо того чтобы выкинуть на фиг пару банок тушенки и облегчить себе жизнь, по пути мы купили в магазине четыре литра холодного чая.
Рядом со станцией мы окликнули пареньков, болтающих за проволочным забором какой-то дачи: «Вы не подскажете, что это за станция?» Ответ был как Грондом по голове. Мы не доехали до Яппиля километров пятнадцать.
А солнце в это время, позевывая и напевая «Спят усталые игрушки, книжки спят…», уже топало к горизонту…
Что делать? По железной дороге в нужную сторону больше ничего сегодня не пойдет. Позвонить техгруппе и попросить кого-нибудь съездить за нами? Никто не берет трубку. Ловить попутку или ставить палатку здесь? Брр.
Попуток становилось все меньше, и мы срочно решили расставлять капканы и ловить нестрашного и доброго водителя, который бы согласился отвезти нас к нужной станции. Удача, тяжело вздохнув и пробормотав что-то насчет нашей непутевости, встала у нас за спинами и подняла руку…
Через десять минут рядом затормозила машина, и Добрый Человек помог нам погрузить наш багаж в машину. Мы сели. Поехали. Правда, куда ехать, ни мы, ни он точно не знали. Что ж, в таком случае, всегда нужно ехать вперед. Слава Эру, вряд ли это маньяк какой-нибудь. Тот бы сразу сказал, что подвезет и до Яппиля, и до Африки, и до Новой Зеландии.  
А солнце уже клюнуло землю…
Пока ехали, Добрый Человек звонил другу, мы – папе и Гунтеру, каждого встречного спрашивали, а где же Яппиля, однако сие таинственное название местные жители никогда не слышали.
«Глазки закрывай, баю-бай…», - допело солнце, когда мы все же выяснили, что заехали совсем не туда. Добрый Человек отказался бросать нас на ночь глядя посреди леса и поехал обратно, свернул там где было нужно, снова заехал не туда, и снова повернул и, наконец, мы оказались у станции Яппиля. Попрощавшись и искренне поблагодарив, мы спросили его об имени, потому что добрых, отзывчивых людей надо знать и помнить. Его звали Петр.  
Стояла околополуночная темнота. Невдалеке находились два человека, парень и девушка. Когда машина отъехала, они подошли, познакомились. Их тоже надо знать и помнить, потому что они проводили нас до полигона, неся наш багаж, но они представились неформальными именами, и мы просто не хотим ошибиться в их написании.
Парень сразу потянул к себе рюкзак, но мы, помня его адскую тяжесть, без всяких задних мыслей закричали: «Нет-нет, оставьте, Вы не поднимете!». Девушка со смехом заключила: «Похоже, тебя оскорбили». Тут уж и мы поняли юмор – стоят пигалицы метр шестьдесят три ростом и заявляют здоровому крепкому парню на голову с лишним выше, что он не поднимет их рюкзак. В итоге он, рюкзак, оказался на чужих плечах, отчего наши, скрюченные, расправились и гордо понесли то единственное, что обязаны носить – наши головы.
Мы вошли в лес, а вместе с ним – в Арду. Недоделанную еще пока, но уже (на наш взгляд) обладающую тем духом, без которого деревянные крепости никогда не станут каменными, а полигон в нескольких километрах от жилья никогда не станет Эндорэ. Невозможное, невообразимое чудо. И сейчас, идя по тропинке среди темного леса, мы получили первый кусочек этого чуда – по берегам открывшегося нашим взглядам озера горели костры, и в темноте раздавались далекие голоса тех, кто не сегодня-завтра станет Эльфами, Гномами и Орками.
Мы искали главмастера Юлю, которая должна была указать, где же проживают остатки народа Беора, к которым мы должны были присоединиться. В мастерятнике ее не оказалось, и мы остановились около Химринга, дабы ждать.
За тканевыми стенами величаво возвышался шатер с языками пламени понизу. Чуть дальше горел костер, вокруг него уютно сидели люди. Такой тесный маленький кружок. Мы позавидовали им светлой завистью, надеясь и зная, что скоро и мы сядем в таком кружке. И когда нас пригласили к костру, мы отказались, чтобы не нарушать им удовольствие этих минут.
Однако было уже слишком темно, и нас пригласили переночевать здесь, а поиском беорингов заняться завтра. Мы, естественно, согласились – не каждый день предлагают переночевать в Химринге.
Туристический опыт в нас еще не заснул, поэтому поставить в полной темноте палатку (скромненько, в углу) не составило для нас труда. После относительно долгой дороги хотелось умыться и пойти на поводу у своих человечьих потребностей – отправиться спать. В полной темноте мы пошли за стены Химринга искать воду. И нашли ее – у лагеря, где расположился наш народ. Решив на всякий случай уточнить, они это или не они, мы задали требуемый вопрос девушке, умывающейся на берегу, и услышали в ответ: «Мы эти… бе… бе… Ой, я не помню». Наши рты выдали разочарованное «понятно» и вздохнули. Весьма тяжело. Потому что нам никак не понять, как можно ехать играть, не зная ничего ни о народе, к которому будешь принадлежать, ни об Арде в целом и т. п.
Первое разочарование такого рода, основанное, вероятно, на идеалистических представлениях о грядущем, заставило нас расхотеть присоединяться к своему народу, который даже не знает, что он за народ. К тому же, в их лагере находился кабак, а это значило, что алкоголь, так нелюбимый нами, будет заливать хрупкий огонь игры. Набрав в бадью воды, мы отправились обратно в Химринг…
Сон нашел нас сразу, заполз в палатку, свернулся кошачьим клубком у ног, обвил змеей шею, руки и ноги. Под звуки леса и крики и голоса будущих эльфов и орков мы заснули.

Поднялись мы в районе шести. Наверно, от большого желания быстрее стать частью всего этого. Умывшись, надев линзы и позавтракав хлебом с сыром, мы вышли к костру. Тщательно осмотрев постройки, костровую яму, развешенные знамена нолдор и шатер, познакомившись с уже проснувшимися людьми, мы взяли фотокамеру и отправились на прогулку. Дорога вела нас вперед, без всякого подобострастия подстилаясь под ноги, солнце доброжелательно поглядывало сквозь ветви сосен, которые наводили нас на мысли о Дортонионе и народе Беора, не знающем, что он и есть этот народ. Слева от нас возвышалась крепость лорда Амбарусса, вполне на наш взгляд достроенная и потому впечатлившая нас. Стяги развевал ветер…
Это тот мир, куда мы так долго шли. Это тот мир, который можно ощутить кончиками пальцев, если прикоснуться к соснам, увидеть его отражение в глазах часовых, стоящих на воротах… Мир, который уже не принадлежит книгам, который завтра станет твоим.
Все встреченные нами были крайне доброжелательны, большинство желали доброго утра, особенно тепло поболтали мы в Ангбанде. Мы видели знамена, тканевые стены с узорами из древ и орлов, талан на дереве, разнообразные мечи, щиты и доспехи, подъемные вороты, крепостной ров, воинские учения и завесу Мелиан в виде искрящегося на ветру «дождика» на протянутой меж деревьев веревке.
Побродив вдоволь, мы вернулись в Химринг. Команда Химринга обустраивала свое жилище и выглядела именно так, как нам казалось, должна выглядеть команда, приехавшая на ролевую игру. Нам, неопытным, было очень интересно смотреть, как люди готовятся к игре, о чем говорят.
Мы подошли к Юле Зубаревой, чтобы обсудить вопрос о нашем проживании, и итогом этого обсуждения стало наше полноправное присоединение к лагерю Химринга в качестве дортонионских беженцев.
Луч света достиг наших сердец и согрел их, а проще говоря, мы обрадовались. Палатка стоит, люди уже знакомы, да и крепости Первого Дома были для нас вполне желанным пристанищем. К тому же, здесь находились двое Мастеров, и это казалось нам хорошим знаком, а еще – про многих из команды сказали, что они хорошие игроки.
Работа, которая, как ей и положено, не являлась волком и в лес не убегала, но должна была быть сделана к завтрашнему дню, отдалась в руки еще двоим участникам действа – нам. Со всевозможным рвением мы взялись за порученные задания: ломали сосновые ветви, подкармливали ими костер, ходили за хворостом и мыли посуду. Последние занятия, кстати, казались нам весьма подходящими занятиями для беженок-Эдайн в эльфийской крепости, и мы намеревались взять сие всецело на себя. Раз пять были глазавыкатывательные моменты, когда мы сообщали сотрудникам, что нам 25 и 22 года, а не 16, на которые мы выглядим. Мы присматривались к людям, слушали разговоры (и удивлялись тому, как часто в речи будущих эльфов звучат нецензурные выражения) и полными ковшами черпали опыт из прозрачной речушки знаний. Мы предпочитаем вначале узнать – потом сделать, а не вначале сделать, а потом понять, что сделали неправильно.  
 Темнело. Помыв посуду, мы подошли к костру. Казалось, теперь все соберутся, и начнется вечер, наполненный близостью и сопричастностью. Казалось, будут говорить о предстоящей игре, рассказывать друг другу квэнты, может быть, если это не слишком сокровенно, делиться тем, почему каждый выбрал свою роль, и что он в ней хочет найти. Но – видимо, это идеализм новичков помноженный на наш личный идеализм.
Вечером оказалось, что у многих будущих эльфов нет ни имен, ни квэнт.
Как так? Разве можно хорошо сыграть того, чье имя ты не можешь запомнить, чью историю ты не знаешь? Как можно быть тем, чей внутренний мир не раскрылся тебе? Или эльф – это просто красивое платье и имя на квэнья?
Ночь выдалась холодная. Мы в спальниках жались друг к другу и пытались спрятать мерзнущие лица, на которых все же не засыпали улыбки, потому что со всех сторон полигона раздавались крики, греющие души своей причастностью к миру, в который мы приехали. Следующий день был днем парада и начала игры.

«Доброе утро, Химринг!»
И через минуту:
«Химринг, подъем!»
Звонкий эльфийский голос, приветствующий утро, и атмосфера военной крепости. Довольные, мы пошли умываться.
Химринг постепенно приобретал достроенный вид – обзавелся подъемными воротами, навесными потолками-тентами, оделся тканью и поднял в небо свои стяги. Девы конопатили мхом стол, воины сколачивали скамейки и настилали гать у озера. Мы позавтракали, помыли посуду, собрали хворост, поломали ветви, пообедали, подгребли самодельными граблями и подмели самодельным веником сухие ветки и палую хвою. Между делом мы слышали, что те крики, которым мы так радовались вчера ночью, это отвратительно, и за них кому-то надо «дать п**дюлей».
Наконец, нам сказали, что нужно готовиться к параду. На вопрос: «Что значит готовиться к параду?» нам ответили, что это «мыться, краситься и надевать самое красивое платье». Через минуту мы убедились, что будущие эльфийки действительно накладывают макияж. Мы тут же поняли, почему Лютиен исчезла, когда Берен увидел ее впервые: просто она была не накрашена… Потом, вытащив из ближайшего дупла набитую косметичку, она привела себя в порядок и снова пошла к будущему супругу…
По нашим представлениям, смертным беженкам не к лицу было бы так прихорашиваться, да и подведенные глаза вряд ли бы сочетались с воспоминаниями об остывшем пепле сгоревших дортонионских деревень и остекленевших взглядах умирающих сородичей, которые должны мелькать в наших взорах… Поэтому нам нужно было только отмыться, так как многочисленные дела вовсе не обладают свойствами и возможностями воды, мыла и полотенец, и накинуть на себя костюмы, к созданию которых мы подошли весьма серьезно.
Парад должен был начаться в шесть, но пришли мы туда гораздо позже. Никакого общего сбора Химринга, которого мы ожидали, где высокие эльфы говорили бы высокие фразы, призывали бы друг друга к хорошей игре и желали бы друг другу удачи, не было. Наша самоирония снова хмыкнула насчет нашего идеализма, и по пыльной дороге мы отправились на парад.
Парад прошел так, как мы и представляли. Мы фотографировали костюмы и аксессуары, чтобы в будущем иметь возможность видеть интересные детали одежд не только в воображении, слушали речи Мастеров, смотрели команды. Для нас каждый, кто сшил себе костюм и дотащил его в такую даль, был сам по себе героем. Волколаки с натуральными волчьими шкурами, балрог, выкрасивший волосы в малиново-красный, эльфы с гербами на груди – все были молодцы для нас. Но, прислушиваясь к разговорам вокруг, можно было услышать, что люди в пледах (по которым, хотя бы, сразу было понятно, что они люди) – это прижившаяся «глупая фишка Брилевой», что «те эльфы [в шикарных костюмах] не знают, как ведет себя в лесу бархат», что «лучше бы не везли эту дурацкую дуделку» про звук игрового рога, звучащего для нас отголоском духа Арды. Вокруг были сплошные «АнгбАнды» и «ГотмОги», а эльфы с острыми ушками курили сигареты.
Игра Эквилибрум была торжественно открыта.
После парада вернулись в Химринг. Странная тишина притаилась в Каминном зале, и внутри нас родилось жутковатое понимание: уже играют!
Так и должно быть – все молчат, входят в роль… Нелегко за несколько секунд превратиться из современного человека в эльфа, несущего внутри себя свет…
Однако, ошиблись. Это не была игра. Это не было преддверием игры.

Утро постучалось в нашу палатку вместе с донесшимся с химрингских ворот словом «жопа». Первый по-настоящему игровой день начался. Ариен с недоумением высунулась из ладьи, чтобы взглянуть на диковинных ругающихся эльфов, а девы из Дортониона продолжили спать, решив, что проснулись где-то не там и когда-то не тогда, потому что там, где звучат такие слова, эльфов быть и вовсе не может.
Когда сон зевнул и сам отправился спать под ближайшую сосну, беженки из Дортониона приготовились выйти к чудесному, непонятному и прекрасному народу, чьим гостеприимством они пользовались. Однако, прислушавшись, они услышали те же голоса, что вчера и позавчера, те же интонации, те же разговоры. Дивные эльфы обсуждали прошлые ролевые игры (а мы и не знали, что в них играли и на Арде), и вполне себе ругались, что означало, что «жопа» нам не приснилась.
Странненько, странненько…
В наш «палаточный отсек» зашел тот, кто до сегодняшнего дня был Сашей, а сегодня должен был называться дивным эльфийским именем. Он так по-хорошему общался с нами все это время, что мы откровенно спросили: «А это уже игра?» И он кивнул…
Мы вышли. Эльфы сидели за неприбранным столом, на котором валялись сигаретные пачки, ручки, гвозди, немытые чашки, и курили современные сигареты… Нам стало неловко за себя, которые привезли хлеб, завернутый в белые вышитые тряпицы, вместо удобного полиэтиленового пакета, и чайные листья в мешочке вместо удобных чайных пакетиков.
Странно. Много раз мы играли друг с другом – недели подряд. И на эти недели мы полностью перевоплощались. Не было наших голосов, не было нашей мимики, не было разговоров о мобильных телефонах и работе. Мы становились теми, кого играли.
Мы говорили о Валар и войнах, мы готовили так, как готовили бы наши герои, мы ели так, как ели наши герои. Так как нас было всего двое, нам приходилось в одну игру брать несколько ролей, и каждый персонаж у нас был иным – по-другому говорил, иначе ел, иное делал. И если наши персонажи молчали целый день – мы тоже молчали целый день. Если они вышивали, пели, упражнялись с мечом – мы тоже делали это. Мы ни на секунду не переставали быть ими, разве что утром и вечером во время умывания…
Мы не увидели перевоплощения. Те же люди – в другой одежде. Тем же занимаются. Так же говорят.
Когда мы играли Майтимо, мы перекрашивали волосы в медный цвет и делали имитацию железной руки, и то, что все приходилось делать одной рукой, напоминало о плене; мы играли Лютиен – и учились танцевать среди лесных деревьев под пение лесных птиц; мы играли волколаков и могли не говоря не слова бродить по лесу, чувствуя в себе хищников… Наш здешний химрингский лорд Майтимо одинаково пользовался двумя вполне живыми руками.
Побродив там и сям по лагерю, мы заметили, что к нам относятся так же, как вчера. Иногда спрашивали, почему мы все время вместе и держимся особняком. Никому не приходило в голову, что на наш взгляд, именно так бы держали себя беженки из рода Людей среди Эльфов…
Вот значит, что такое игра. Мы понимали это не так.
Тогда мы надели белые хайратники, чтобы пройтись по полигону. У Долмеда нас строго окликнули: «Кто это?», но, заметив повязки на голове, как и положено, перестали нас видеть. Это показалось правильным.
После того, как мы вернулись в Химринг, нас подозвал лорд Макалаурэ и дал нам поручение отправиться к народу Беора и уговорить его укрыться за стенами Химринга. Первая возможность – по-настоящему сыграть. Кубок души наполнился вином благодарности.
Перед тем, как отправить смертных дев в далекий путь, лорд Макалаурэ благословил их серебристыми шевронами, чтобы все их раны немедленно исцелялись, и дал им в провожатые эльфа-лучника.
Чудно… Сквозь ветви, как сквозь накинутую зеленую сеть, протекает теплый мед, дорожная пыль смешивается с солнечной и ложится на подолы. Рядом идет эльф, держа наготове стрелу…
Беоринги нам понравились. Они выглядели Эдайн и народом Медведя. Мы говорили с ними о переселении в Химринг, помня, что мы все-таки дортонионские крестьянки, а не дипломатки, и что нам самим хочется остаться со своим народом, а не жить в пусть и неприступном Химринге, но с эльфами, которых нам никогда не понять. Жаль, что пришлось отказаться от радушно предложенного чая – торфяную воду мы все-таки решили не пить. Смертная дева в зеленом, льняном как и у нас платье с венком на голове вела беседу по игре о судьбе народа Беора и о Дортонионе. Но и в это посольство вклинилось «по жизни»: «Мы свободный народ и обороняем свою землю. Мы народ Медведя, а не Зайца, чтобы бегать от орков. Здесь кости наших предков. А если по жизни, то у нас здесь кабак, мы переселиться не можем».
Возвращаясь в Химринг, мы держали в голове целую игровую речь, что, мол, мы передали им ваши слова, лорд, но наш народ горд, они не хотят оставлять земли, где похоронены их предки, слова родичей тронули наши сердца и т. д., но лорд Макалаурэ в полуобороте от стола выслушал эльфа, который нас сопровождал, и продолжил заниматься своими делами.
Л-ладно. Будем играть сами. Пошли к еще одному беорингу в Химринге, толкнули ему речь про «слова родичей тронули наши сердца» и про «не наш ли долг быть с нашим народом, а не прятаться за неприступные стены эльфийских крепостей». На что он нам ответил, что «лучше пусть они перебираются сюда», и добавил: «А вообще, у меня здесь брат, я не хочу переезжать».
Дальше мы наблюдали, как гонцов выслушивают из-за ворот, а не проводив в шатер лордов, как при любой необходимости поднятия тяжелых ворот всегда раздавалось что-нибудь вроде: «Опя-ять кого-то несет», как странников-менестрелей не пускают в крепость и как посланцы нашего народа сватаются к нам через щели в деревянной стене.
Это и было игрой. Нам захотелось уехать.
А потом наш лорд-арфист взял арфу. И заиграл. И запел на квэнья. Уезжать срочно расхотелось. Мы видели пробудившегося у Куивиенен эльфа, играющего в вечерних сумерках на арфе при свете звезд и свечей…
Игра влилась в кровь. Мы новь ощутили себя дортонионками, услышавшими в пении эльфа и свою печаль. За озером раздавались крики беорингов, праздновавших свадьбу. Мы встали на берегу и смотрели в ту сторону. И тут подошел наш химрингский беоринг – умница. Лорд Майтимо рассказал ему по секрету, что среди нашего народа половина предатели.
Не поверив, что люди из народа Беора могут оказаться предателями, мы сами решили поговорить с лордом Майтимо. Лорд Майтимо же в Химринге начисто отсутствовал. Потом мы много часов пытались выловить химрингских лордов, чтобы поговорить с ними об этом, но они все время были заняты: то политикой, то мастерскими делами, то просто разговорами… Просьбу об аудиенции излагать было некому, а сказать лорду «найди нас, когда освободишься» было как-то неудобно…
После этого мы, наконец, увидели другую игру.
В Химринг явился синда, оскорбивший брата наших лордов и вызванный лордом Макалаурэ на поединок. Синда говорил о лесе, горах и травах, называл имена Валар, смотрел на небо и деревья так, как могут смотреть только эльфы…
Синда выбрал поединок на песнях.
Лес… Озеро… Земля… И утренним невесомым туманом – над лесом, озером, землей – стелется песня.  
Синда упал. Лорд сказал, что не хочет его смерти, и итогом поединка стало бессилие. Синда уложили у костра.
Итак, играть на РИ – значит перевоплощаться только тогда, когда в этом появляется необходимость. Ролевые игры – больше театр, чем мы думали. Играют на публику, играют перед камерами, для красоты, а не для себя, не для того, чтобы очутиться в том самом мире, который всеми силами пытались создать.
Дальше был пир. Пир заключался в том, что все подходили к столу, брали бутерброд (печенье\оливку) и снова уходили. Один котелок глинтвейна, которого не хватило на всех, был выпит мгновенно. Услышав, что мы никогда не пробовали сей напиток, нам без разговоров долили остатки.
За столом, за которым все в разнобой стояли, разговоры по игре (точнее, те, которые, хотя бы, можно было трактовать и так, и так) регулярно сменялись разговорами по жизни.
Чуть позже пришло посольство от наугрим. Они прошли вперед, ближе к озеру, со свечой в руках и совершили некий ритуал, посвященный Махалу, оставив свечу в траве. Маленький огонек еще долго волшебно горел, теплыми ладошками отодвигая от себя ночную темноту…
Потом были совсем не наугримские разговоры. Впрочем, мы уже привыкли, что после «по игре» всегда следует «по жизни».
Один из наугрим назвал беорингов «дикими». И лорд не вспомнил, что здесь присутствуют беоринги (а мы говорили своим, что в Химринге к нам хорошо относятся, а здесь, можно сказать, оскорбили гордый народ Беора), а мы, гордые дочери народа Беора, не смогли достойно ответить, потому что разговор лорда с наугрим абсолютно потерял границы «по игре» и «по жизни».  
Через полчаса воины Химринга снова неохотно пошли открывать тяжелые ворота, чтобы впустить в крепость лорда Амбарусса. Лорд Амбарусса, который выглядел никем иным как лордом Амбарусса и ни слова не сказал по жизни, был приглашен за стол с остатками пиршества. Ему были представлены наугрим, и он, привстав, по-эльфийски поприветствовал их. Гномы до земли поклонились…
Так должно быть в этом мире, так было в этом мире. Иногда.
Вскоре все отправились спать. Надо сказать, что все ночи, что мы провели на игре, на небо выкатывалась прекрасная круглая луна…
Мы лежали в палатке и слушали ночные звуки Арды. Со стороны Ангбанда раздавались устрашающие крики. Мы знали, что на наших эльфов не легла тень суровости и печали, при мыслях (да и были ли они!) о пленниках Ангбанда и о всеобщем Враге. За озером беоринги дружно кричали: «Беор!». Мы не слышали разговоров о гордых Атани, защищающих свои земли, зато все время звучали слова о том, что «они снова напились» и о том, что «у них кабак». Сердце пропустило удар – переплетаясь с волшебной песнью лунного света из гущи леса раздалось чистое сопрано. Наверно, это пела Лютиэн. Но ее песнь подхватывали дурными голосами, а не замирали от восторга.
Ай-ай-ай, глупые идеалистки! Чего-то вы не дочитали о ролевых играх.

Утро началось как обычно. Сосновый лес привычно зевнул и с удивлением заглянул внутрь себя: вместо грибников и рыбаков он увидел эльфов, гномов и орков. А он-то считал, что вчера ему это приснилось.
День был обычный для всех – кроме Первого Дома. Случилось то, что имело своим последствием еще один пир, – в этот день в Химринг на лодке через озеро вождь народа Беора привез старшему сыну Феанаро один из Камней (забавно, что в Химринг можно приплыть на лодке). Последовала красивая сцена: лорд Майтимо братался с беорингом (из «дикого» народа), благодарил за Сильмариль красивыми словами, примчались феаноринги, склонили головы перед своим сокровищем, вождя беорингов торжественно произвел в «герои»… Красиво. Достойно. Мы снова видели прекрасную игру – несмотря на множество зрителей, в числе которых были и неиграющие Мастера, герои сего действа играли так, что будь это возможно, мы обязательно бы поаплодировали. Сцена из спектакля под взглядами десятка наблюдателей. Но не жизнь.
Мы кре-епко задумались. Похоже, что персонажи взаимодействуют не с персонажами, а с игроками. Они не видят, к примеру, Темного Майа Саурона, «чародея со зловещей силой»(с), а говорят об игроке, впустую растратившем все шевроны. На наш взгляд, если Саурон «растратил» шевроны, это априори мудро, если по книге Саурон мудр («подл в своей мудрости» (с)), и все должны трястись и бояться последствий этого, а не насмехаться и издеваться.
Итак, Сильмариль передан, Мастера, Писатели и операторы с камерами, наконец, ушли, и все снова занялись привычными делами.
Девы пошли готовить, гномы по жизни говорили о том, как плохо, когда все вокруг говорят по жизни, лорд Майтимо снова куда-то исчез. Казалось, ничто не может нарушить счастья Первого Дома, но из-за озера раздались протяжные звуки рога…
Хитлум снова был осажден.
Мы напряглись в ожидании. Верховный Король нолдор зовет на помощь, и сейчас лорд Майтимо, у которого должна гореть рука, точнее, ее отсутствие, при мысли, что его друг и родич Финдекано в опасности, соберет своих воинов и, пылая белым пламенем, отправится к стенам Хитлума…
Но смертным беженкам, как уже говорилось, никогда не понять эльфов. Лорд Макалаурэ объявил, что «Финдекано не раз было сказано, чтобы он оставил Хитлум», и в итоге гордый Финдекано, не пожелавший отдать свои земли Врагу, остался без подмоги… Подумалось, что, когда Финдекано шел выручать Майтимо с Тангородрим, ему наверняка «не раз было сказано», что у него ничего не выйдет…
Что бы было, если бы он послушался? Точнее, чего бы не было? А не было бы – Химринга, не было бы – лорда Майтимо.
А вот будь, лорд, у тебя одна рука эти три дня, чтобы каждая секунда напоминала тебе о Враге и помощи Финдекано, глядишь, и по-другому смотрел бы ты на призыв Хитлума о помощи.
Рог трубил не раз.
Мы наплевали на игру, надели белые хайратники и пошли смотреть на осаду Хитлума.
А теперь представим две сцены.
Сцена №1. Как мы представляли…
Крепость. Вокруг нее, прячась за щитами от стрел, периодически летящих из-за стен, стоят орки, жаждущие войны и добычи. Волколаки с горящими глазами вдыхают запах крови. Мастер по боевке незаметно отслеживает нарушения. Звук рога белым голубем несет послание союзникам об опасности и просит о помощи…
Сцена № 2. Как это было…
Крепость. Около тропинки стоит цепочка игроков в хайратниках. Пленная эльфийка на цепи миролюбиво улыбается. Везде бродят бесприкидные люди с камерами и фотоаппаратами. Раздаются крики: «Эльфов на мыло!», на что Мастер по Этике (по совместительству наш лорд Майтимо) замечает: «Крики вне эстетики игры!» (интересно, где он был, когда в Химринге звучали «жопы» и «п**дюли»?). Орки и волколаки сидят на травке и ведут разговоры по жизни – этакий орочий пикник. Балроги орут: «Чего ты стоишь! Падай! Я тебя задел!»
Своим чередом проходили поединки: герои схватывались с балрогами, а потом полчаса обсуждали итоги с Мастерами. Неужели интерес в победе, а не в игре?
Наконец – на тропе, ведущей в Хитлум, показалось войско Первого Дома. Воины лорда Амбарусса, держа наготове мечи, приближались к крепости, за ними шли воины Химринга.
«Отступаем!» - закричал балрог, и орки лениво стали подниматься с насиженных мест. Только третий крик заставил их трусцой побежать в горку. Дисциплина в Ангбанде поражала воображение.
Через пятнадцать минут мы вернулись в Химринг. Сегодня нам предстояла поездка обратно в Питер.
Мы пробыли здесь недолго, но все же смогли сделать какие-то выводы. Все было не совсем так, как мы себе это представляли. Но все же это была Арда, которую мы искали, и самое страшное, что больше искать ее было негде.
Лорд Майтимо лежал на полу в шатре.
«Спасибо вам за игру. Для нас она была первой. Спасибо, что приняли нас в своем лагере».
«И вам спасибо за игру. Вам хоть понравилось?»
«Мы еще не поняли. Ожидали немного другого».
«Мм… Вы еще мало игр видели…»
Да, лет через десять, лорд, мы сможем сравняться с Вами в количестве сыгранных игр, и тогда, пожалуй, сможем ответить на Ваш вопрос. А пока – мы будем скучать. Все равно будем. По соснам, по солнцу сквозь ветви, по пыльным дорожкам вокруг озера, по звукам арфы, по ночным крикам из темноты, по каждому из вас, ведь только с вами мы сможем найти свою Арду, Арду на Земле.
«До свидания, Химринг!» - крикнули мы, покидая крепость с относительно полегчавшим багажом, и отправились по дороге. Наши внутренние карты, на которых стоял большой крест с надписью «здесь» мы свернули за ненадобностью и отложили на память. «Здесь» не было того  клада, который мы искали.
Слева возвышалась крепость лорда Амбарусса…
«Уже уезжаете? – спросил стражник на воротах. И именно здесь, именно сейчас отголоском всего того, что мы искали, прозвучало солнечно-эльфийское, естественное и сказочное одновременно прощание: - Намариэ!»

 
IP записан
 
Ответ #3 - 08/17/06 :: 1:24am

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 27433
*
 
Спасибо!  Улыбка
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #4 - 08/17/06 :: 1:36am

Taliasan   Вне Форума
Матерый
Нас двое. Мы сестренки.
Санкт-Петербург

Пол: female
Сообщений: 286
****
 
Абсолютно не за что Улыбка. Просто мы всегда боимся, что сообщение слишком длинное.

Может, и все остальные поделятся здесь впечатлениями о своих первых играх, если это еще нигде не обсуждалось?
 
IP записан
 
Ответ #5 - 08/17/06 :: 1:51am
Юкари   Экс-Участник

 
(грозно хмурясь) Тэк-с. А фотографии, м??
Улыбка
 
IP записан
 
Ответ #6 - 08/17/06 :: 4:45am

Келебриль   Вне Форума
Живет здесь
Россия, Москва

Пол: female
Сообщений: 733
*****
 
Делиться впечатлениями о первых играх - это дааа... богатая тема.
 
IP записан
 
Ответ #7 - 08/18/06 :: 5:05am

Taliasan   Вне Форума
Матерый
Нас двое. Мы сестренки.
Санкт-Петербург

Пол: female
Сообщений: 286
****
 
Цитата:
(грозно хмурясь) Тэк-с. А фотографии, м??

А фотографии будут, как только две тормозные сестренки разместят их в сети Улыбка. Правда, из всех фотографий на 1 Гб цифровика показать можно лишь немногие - больше всего мы снимали детали быта и костюмов (на будущее Подмигивание).

Цитата:
Делиться впечатлениями о первых играх - это дааа... богатая тема.

Вот Вы бы, Келебриль, и начали Улыбка. Нам точно будет интересно.
 
IP записан
 
Ответ #8 - 08/18/06 :: 6:26pm

Келебриль   Вне Форума
Живет здесь
Россия, Москва

Пол: female
Сообщений: 733
*****
 
А чего я-то?  Улыбка Если честно - немного стесняюсь активничать после долгого отсутствия. Совсем погрязла в ЖЖ, сюда заглядываю хорошо если раз в неделю... и все молча, молча...
 
IP записан
 
Ответ #9 - 08/19/06 :: 1:33am
Юкари   Экс-Участник

 
Сестренки! Просто - спасибо. Такой замечательный рассказ. Действительно, будто повеяло чем-то таким...нездешним, что вздохнулось "И почему меня там не было!".
Hanta!

P.S. Ожидание праздника лучше самого праздника. IMHO
 
IP записан
 
Ответ #10 - 08/19/06 :: 3:11am

Allor   Вне Форума
Живет здесь
Этика - категория эстетическая...
Angamalle

Пол: female
Сообщений: 3516
*****
 
Первая игра - всегда море впечатлений, и адреналина, и драйва. Должна быть на редкость отстойная игра, чтобы и в первый раз ничего такого кайфового не огрестиУлыбка

Я после своей первой игры пару дней просто леталаУлыбка
 

Разница между мной и сумасшедшим в том, что я - не сумасшедший (с) С.Дали
IP записан
 
Ответ #11 - 08/19/06 :: 3:18am

Келебриль   Вне Форума
Живет здесь
Россия, Москва

Пол: female
Сообщений: 733
*****
 
Вот у меня первая игра была весьма отстойная. ХИ-94, кто еще помнит. Я в курсе, что всяческие степняки получили там массу удовольствия, а вот мы, в Серебристой Гавани... м-да. Пьяный орел Колобаев, Галадриэль в брезентовых штанах и эльфы, добывающие соль. То есть отдельные моменты - да, адреналин и драйв... но мало, мало.
 
IP записан
 
Ответ #12 - 08/19/06 :: 11:04pm

Taliasan   Вне Форума
Матерый
Нас двое. Мы сестренки.
Санкт-Петербург

Пол: female
Сообщений: 286
****
 
Цитата:
P.S. Ожидание праздника лучше самого праздника. IMHO

Да, Юкари, в самую точку.

Цитата:
Я после своей первой игры пару дней просто летала

Allor, а что Вы нашли в своей первой игре?

Уважаемые, что в нашем рассказе неизменная составляющая всех игр, а чего, при удаче, можно избежать? И на что реально надеяться? Когда читаешь на форумах обсуждения будущих и прошедших игр, создается впечатление, что все ищут того же, что и мы. Это заблуждение?

Цитата:
Вот у меня первая игра была весьма отстойная

Ну вот, Келебриль постепенно и перестает стесняться "активничать после долгого отсутствия" Улыбка.
Опять же - пьяные люди, несоответствующие прикиды... Печаль Это норма всех РИ? Почитаешь - всех бесит одно и то же. И одно и то же повторяется из года в год. Почему?

Келебриль и Allor, вы написали про "адреналин" и "драйв". Что именно приносило вам такие ощущения в играх?
 
IP записан
 
Ответ #13 - 08/20/06 :: 12:17am

Элхэ Ниэннах   Вне Форума
сантехник
Москва

Пол: female
Сообщений: 27433
*
 
Я помню ХИ-94. Серебристая гавань была единственным лагерем, куда меня не пустили, так что загорающих эльфов я имела честь наблюдать исключительно через частокол. Впрочем, реши я тогда поработать не только бродячим менестрелем, но и шпионом (что неплохо совмещается, по ходу) - все равно разузнала бы все, что нужно. Банальнейшимм из способов: от скучающей охраны на донжоне. Я и разузнала, но, собственно, мне было на тот момент достаточно известно об "этом мужике в зеленых кедах, который говорит, что он шибко сильно старый", чтобы никакой информации вообще до него не доносит, ибо - оно нам надо? А вот какое дело у меня было к Гил-галаду, не помню. Кажется, я ему хотела рассказать о Маглоре (какового Маглора встретила, по ходу, в гостях у Гундабада). Но "последнему всеэльфийскому", видимо, эти сведения были нужны, как "мужику в зеленых кедах" - встреча с королем Харада. Зато в результате, как мне помнится, именно с эльфами Серебристой Харад и подружился, так что в преферанс резались и загорали уже совместно...
 

My armor is contempt.
IP записан
 
Ответ #14 - 08/20/06 :: 1:25am

Taliasan   Вне Форума
Матерый
Нас двое. Мы сестренки.
Санкт-Петербург

Пол: female
Сообщений: 286
****
 
Элхэ, ведь ХИ94 - это не Ваша первая игра, да?
*Сестренки сидят и надеятся на подробный рассказ о первой игре.
 
IP записан
 
Страниц: 1 2