Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите Вход
WWW-Dosk
 
  ГлавнаяСправкаПоискВход  
 
 
Страниц: 1 2 
Литература в школе (Прочитано 6781 раз)
07/21/06 :: 7:30pm
Исхэ   Экс-Участник

 
Литература в школе: занимательное чтение
Евгений Лесин (НГ-экслибрис)


А вот ангелы советуют в ресторан зайти. Там - море хереса.
И.Шевандронова. В сельской библиотеке


Главнейшее из искусств - кино. А кто главный писатель? Не знаете? А я знаю. Максим Горький. Он есть во всех учебниках и во всех методичках. Говоря о других литераторах, замечаешь больше всего почему-то ссылок на "буревестника". Классиков марксизма-то выкинули, вот один Горький и остался. Жалко его, бедного.

С прочими - полная сумятица, неразбериха. Как абитуриенты поступают в гуманитарные вузы, не понимаю. Ибо по одному учебнику (Геннадий Меркин. Литература. 6 класс: Учебник-хрестоматия для общеобразовательных учреждений. - М.: Русское слово, 2004, 304 с.) школьники изучают древнегреческий миф о Дедале и Икаре, Жуковского, Ломоносова, славянскую мифологию, Марка Твена, Джека Лондона, Исаковского, Рубцова, Куприна, Короленко, Железникова (писатель не самый известный, но - автор повести "Чучело", по которой снят одноименный фильм). По другому (Литература: Учеб.-хрестоматия для 6 кл. общеобразовательных учреждений/ Под ред. В.Маранцмана. - М.: Астрель, АСТ; СПб.: СпецЛит, 2001, 464 с.) - миф о Геракле, Руставели, библейские сказания, Шиллера, Кольцова, Набокова, Распутина, Светлова, Экзюпери, Паустовского. По третьему (Тамара Курдюмова. Литература. 6 кл.: Учеб.-хрестоматия для общеобразоват. учреждений. - М.: Дрофа, 2004, 400 с.) - Аверченко, Искандера, Заболоцкого, Симонова, Лисянского, Верна, Уайльда, Сурикова.

А 11-й класс? То же самое. "В мире литературы. 11 кл.: Учебник для общеобразоват. учреждений" (М.: Дрофа, 2003, 368 с.): митрополит Анастасий, Набоков, Пастернак, Айтматов. Книжка Виктора Чалмаева и Сергея Зорина "Русская литература ХХ века: Учебник для 11 класса" (М.: Русское слово, 2005, 368 с.): Павел Васильев, Шергин, Эренбург, Шаламов, Солоухин, Бондарев. Даже Ерофеев есть, о нем, разумеется, забавно: "Венедикт Ерофеев (...) жил в д. Митлино под Петушками", "был бездомным человеком, целиком сосредоточенным на своем литературном, общекультурном развитии". Что за Митлино? Может, Мышлино? Про бездомного (он что, в подвалах жил?) я не говорю, не говорю и о том, на чем он был сосредоточен.

Поверим алгеброй

Среди учебных пособий есть и такой вид: задачник. Что ж, если изучать, скажем, "Москву-Петушки" Ерофеева, то можно ввести также и лабораторные работы. Но все же - задачник. "Литература: Учимся понимать художественный текст: Задачник-практикум: 8-11 кл." (М.: Астрель, АСТ, 2001, 302 с.): "Задание. Прочитайте начало предложения: Я взглянул на нее и испугался: ... О чем может быть сказано в этом предложении дальше?" Ну, и варианты ответов: она покрылась красными пятнами, она рыдала, она была перепачкана сажей и похожа на черта и пр. Я предложил бы другие, конечно: я отчаянный трусишка, она была лысая и с бородой. Годится на самом деле все что угодно.

А еще есть тесты. Они особенно хороши. Вот, скажем, книжка Дениса Чижова "Тесты: Литература: 7 кл.: Учеб. пособие" (М.: Астрель, АСТ, 2002, 64 с.). Тест на рассказы О.Генри "Дары волхвов". "Настоящее имя писателя О.Генри: а) Вальтер Скотт; б) Уильям Сидни Портер; в) Чарльз Диккенс; г) Джордж Байрон". Ага, еще б предложили такие варианты: Моргунов, Никулин, Вицин, Александр Солженицын (цитирую одного современного поэта). А вот тест на тему "А.Т. Твардовский. Cтихотворения": "Беседа журналиста, писателя с одним человеком или группой лиц на разные темы - это: а) интервью; б) собеседование; в) монолог; г) диалог". Во-первых, при чем тут Александр Трифонович и его стихотворения? Или он единственный на земле а) писатель; б) журналист; в) человек; г) группа лиц? Во-вторых, годятся все ответы. И не хватает еще двух: д) пьянка; е) драка.

Тест о стихах Маяковского. "Говоря о Маяковском, о его языке и стихе, следует употреблять слово: а) новаторство; б) заимствования; в) традиционность; г) плагиат". Я шокирован г-ном Чижовым, не знаю даже, какое слово следует мне употребить. Говоря же о Маяковском, следует, на мой взгляд, употреблять словосочетание "Владимир Владимирович". А из перечисленных годится любое. Например: "Тот, кто выдает стихи Маяковского за свои, занимается плагиатом". Еще тест: "Весна в стихотворениях русских поэтов чаще всего означает: а) таянье снегов; б) пробуждение и расцвет жизненных сил; в) увядание и печаль; г) праздник 8 Марта". Весна - в стихах - может означать все что угодно, от трактора до клизмы. И "праздник 8 Марта" (загадочная формулировка), и праздник 12 декабря (весна уж наступила, а мы все 12 декабря празднуем), и кафе "Весна" возле метро "Сокол" (мое любимое, старое, еще глубоко советское).

Ну. И самый любимый мой тест. "Когда Илья Муромец выстрелил из лука в Соловья-Разбойника, то: а) попал ему в правый глаз; б) попал в левый глаз; в) попал в плечо; г) промахнулся". Следует также добавить: д) попал в Добрыню Никитича; е) попал в вытрезвитель; ж) попал на бабки; з) сам попался...

Еще один сборник тестов. Лейла Алиева и Татьяна Торкунова. "Тесты по литературе" (М.: Айрис-пресс, 2004, 384 с.): "Назовите основной мотив в творчестве М.Ю. Лермонтова: а) зависть; б) свобода; в) одиночество; г) усталость". Я, разумеется, выбрал зависть и... не угадал. "Какое определение романа "Преступление и наказание" наиболее соответствует его характеру? а) криминальный роман; б) социально-психологический, философский роман; в) авантюрный роман; г) любовный". Но ведь опять - все ответы на самом деле подходят. И так, кстати, очень часто бывает. "В области какого литературного жанра выступил И.А. Бунин как новатор? а) повесть; б) роман; в) рассказ; г) очерк". Согласен со всеми вариантами. Если, конечно, Бунин вообще новатор, а не архаист или, точнее, архаист-новатор. С Маяковским та же история. "Основной темой ранней лирики В.В. Маяковского является: а) тема одиночества; б) тема конца света, мира, цивилизации; в) тема любви; г) тема современного города". Неужели какой-то из названных ответов - неправильный?

"Укажите, кому из русских писателей принадлежат слова о том, что "красота спасет мир": а) Ф.М. Достоевскому; б) Л.Н. Толстому; в) И.А. Бунину; г) М.А. Булгакову". Правильный ответ: никому. Нет у Достоевского такой фразы. Что-то подобное (в разных вариантах) произносят его персонажи, но при чем тут Федор, извините, Михайлович?

Вот очень хороший тест: "Вставьте пропущенное слово в строку стихотворения А.А. Блока "Незнакомка". А рядом у соседних столиков/ Лакеи сонные... а) стоят; б) торчат; в) пыхтят; г) ворчат". А что? Лакеи сонные пыхтят. И торчат, соответственно. По-моему, очень поэтично. И современно.

Сочинения на "отлично"

Есть и такой жанр. Разных форматов, разного объема, разных авторов и издательств. Некоторые и вовсе - в формате шпаргалки. Полезное чтение. Итак, Владимир Круковер. "Сочинения по литературе. ХХ век. Учебное пособие для школьников и абитуриентов" (М.: КОНТИНЕНТ-Пресс, Континенталь-Книга, 2005, 448 с.). Сочинение на тему "Революционный реализм В.В. Маяковского": "Несмотря на некоторую затемненность поэтической мысли, уже поэма "Владимир Ильич Ленин", а особенно последовавшие за ней произведения "Облако в штанах", "Флейта-позвоночник", "Война и мир", "Человек" открывали совершенно новую страницу в его творчестве". Разве? Я всегда думал, что "Владимир Ильич Ленин" написан несколько позже "Облака..." и "Флейты...", а перед ними была трагедия (а не поэма) "Владимир Маяковский". Пятерка обеспечена.

Еще одно сочинение о Маяковском - "Революцией мобилизованный и призванный": "Если применить нынешние термины, то рейтинг Маяковского среди населения был очень высоким. И когда неожиданное самоубийство Есенина повлекло череду подражательных смертей, именно Маяковский своим авторитетом прервал эту кошмарную моду..." Ну да. А потом и сам - туда же. Замечательно, другими словами, прервал. Никакой рейтинг не помог.

Что ж, коли речь зашла о самоубийстве Есенина, то вот сочинение "Драма жизни Сергея Есенина": "Сейчас досужие газетчики изощряются, придумывая версии его смерти. Появились даже гипотезы об убийстве поэта секретными службами. Новая мода - все валить на КГБ". Во-первых, досужий газетчик означает - безработный газетчик (досужий от слова досуг, если кто не знает). Во-вторых, КГБ, чтобы убить Есенина, надо было сначала изобрести машину времени. И отправиться в прошлое - поэта душить. КГБ, конечно, всесилен, но не настолько.

А вот сочинение про Пастернака "Во всем мне хочется дойти до самой сути...", о стихах его: "Бред высочайше образованного, тончайше чувствующего человека всегда совсем другой, чем бред диктатора или бюрократа". И - далее: "Это стихотворение написано после того, как гениального поэта шайка трусов исключила из продажного Союза писателей". Лучше было, конечно, так: "Это великое стихотворение стремительно написано после того, как гениального поэта подлая шайка гнусных трусов мерзко исключила из продажного Союза якобы писателей".

О Бабеле - "Поэзия прозы": "Бабель, несомненно, часто сталкивался с антисемитизмом. Это не ожесточило его, ирония на тему плохого отношения к евреям добрая, мягкая..." Так и хочется добавить: как погром.

Из сочинения "Тема судьбы русской интеллигенции в произведениях русской литературы (20-е годы ХХ века)": "...командир взвода, ладный, красивый, физически сильный Метелица своей неуемной энергией покоряюще действовал на тех, кто был с ним рядом. Сам командир "втайне" любовался порывистыми движениями его гибкого тела". Ага, сально подмигивая и плотоядно пуская слюни.

А вот еще образчик, конспирологический. "Предвидение братьев Стругацких": "Знаменитая певица собирает толпу плебеев "малолеточкой, любительницей таблеточек". А ее трудно обвинить в отсутствии вкуса. Что уж говорить о певцах и певичках рангом пониже! Другой знаменитый певец не упрощает свое искусство..." И далее в том же духе - загадками, намеками. И ведь перед нами сочинение. Про братьев Стругацких.

О Пикуле ("Проблема поиска истины"). Первое предложение сочинения: "До сих пор в России ведутся споры о возвращении монархизма". Наверное, все же речь идет о монархии. Второе и третье: "Сторонники этой идеи видят истину в восстановлении императорской власти, передающейся по наследству, в реставрации тех социальных отношений, которые цивилизованные люди считают давно устаревшими. Пышные дифирамбы церкви усопшему царю настораживают, а книга Валентина Пикуля "Нечистая сила" позволяет установить истину на историческом уровне". Дальше - больше: "Действительно, после публикации романа русофобы начали клеить на В.Пикуля ярлыки черносотенца, антисемита, шовиниста..." Более цитировать и тем более комментировать я не в силах.

Методика должна быть методичной

Их, методичек, такое же множество, что и учебников. Все - разные, все - неповторимые, каждая - неповторима по-своему. Итак. "Уроки литературы в 11 классе: Кн. для учителя" (М.: Просвещение, 2004, 238 с.). "Роман М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита". (Система уроков)": "М.А. Булгакову помогла сказать последним романом все основное в его жизни Елена Сергеевна, известная всему миру как Маргарита". Ну вот, приехали. Известная всему мира как Маргарита. У нее что - второе имя? А вот, чуть дальше, про Понтия Пилата: "Кажется, Герцен сказал, что человека никто не может сделать свободнее, чем он свободен внутренне". Что значит - "кажется"? Перед нами "книга для учителя" или статья Георгия Адамовича? Не помню кто, кажется, Ходасевич...

Еще одна. Владимир Петрович, Надежда Петрович. "Литература. 6 класс. Поурочное планирование: Дидактический материал для учителей. - Саратов: Лицей, 2004, 272 с.)": "Учитель напоминает, что многие авторы, в том числе и А.П. Чехов, используют литературный прием "говорящие фамилии". (...) Когда мы произносим фамилию Елдырин, подразумеваем кого-то недалекого по своей натуре человека. Хрюкин - тут все ясно, напившийся, как свинья". Разве? Елдырин если и вызовет ассоциации, то скорей неприличного характера, а Хрюкин вовсе не обязательно пьян. Он может быть толстым, грязным, прожорливым, просто симпатично хрюкать. А сам оборот - "кого-то недалекого по своей натуре человека"? На каком языке пишут Петровичи?

Еще одна. С.Шадрина. "Литература. 6 класс: поурочные планы по учебнику В.П. Полухиной" (Волгоград: Учитель, 2006, 282 с.). "...5. Рассматривание автопортрета М.Ю. Лермонтова. 6. Работа над стихотворением "Парус" (...) К чему же он стремится? К невозможному! Буря не дает ему чувства счастья. Но и спокойное море заставляет парус просить бури. А хочет он такого состояния, в котором соединились бы то ценное, что несет в себе буря, с тем прекрасным, что может проявиться в покое". По-моему, методический шедевр, не иначе.

Любимый жанр

Любимый жанр, недавно он появился, зато как прекрасен, как чуден. Краткий пересказ всех произведений школьной программы. Игорь Родин, Татьяна Пименова. "Все произведения школьной программы в кратком изложении: Полный курс русской литературы: Литература второй половины ХХ века" (М.: Астрель, АСТ, 2003, 778 с.). Тут все - гениально. Но процитирую лишь про поэму Ерофеева, названную, разумеется, повестью - "Москва-Петушки" (к сожалению, не целиком, хотя надо бы). "Повествование ведется от лица Венички Ерофеева, экзистенциального двойника автора. Веничка стремится доехать до подмосковной станции Петушки (там живет его любимая) с гостинцами для нее - орехами и конфетами". Петушки - город. Едет Веничка к любимой в Петушках и сыну (именно ему он везет подарки), который вместе с матерью живет ЗА Петушками. "Веничке являются ангелы Господни. Они ласково разговаривают с Веничкой, которого сильно тошнит, сулят ему облегчение через полчаса (когда "магазин откроется: водка там с девяти, правда, а красненького сразу дадут"). Веничка не в силах передвигаться. Ангелы советуют ему зайти в вокзальный ресторан, обещая море хереса..." Наслаждение, а не чтение.

Совсем ужасное

Читая учебники и пр., выяснил я и совсем ужасное. Классики-то хуже методистов и составителей. Вот, например, Пушкин, "Сказка о мертвой царевне и семи богатырях" (Литература. Учебник-хрестоматия для 5 класса общеобразовательных учреждений/ Сост. В.Коровина, В.Журавлев, В.Коровина. - М.: Просвещение, АО "Московские учебники", 2000, 254 с. ): "Перед утренней зарею/ Братья дружною толпою/ Выезжают погулять,/ Серых уток пострелять,/ Руку правую потешить,/ Сорочина в поле спешить.../ Иль башку с широких плеч/ У татарина отсечь,/ Или вытравить из леса/ Пятигорского черкеса..." Про "руку правую потешить" уж ладно, но про сорочина (сарацина), татарина и черкеса молчать никак невозможно. Потому что разжигает рознь. Что, в Казани и Пятигорске то же самое читают? И, кстати, про тех же братьев (героев положительных, богатырей!) далее: "Братья в ту пору домой/ Возвращалися толпой/ С молодецкого разбоя...". А вы говорите - Михаил Круг и блатная романтика.

Так что нынешние учебники я не ругаю. Просто читаю с интересом.

http://exlibris.ng.ru/kafedra/2005-12-01/3_literatura.html
 
IP записан
 
Ответ #1 - 07/21/06 :: 8:09pm

Maranta   Вне Форума
При исполнении
Москва

Пол: female
Сообщений: 2021
*****
 
то ли смеяться, то ли плакать...
 
IP записан
 
Ответ #2 - 07/21/06 :: 8:14pm
Исхэ   Экс-Участник

 
Ну как-то так, да. Я после четырех лет филфака-то не смогу с уверенностью сказать, что такая-то идея была основной в творчестве Лермонтова. Да и того же стихотворения Блока не помню в упор, потому что нафиг он мне не сдался, не люблю я Блока. Беда, просто беда...
 
IP записан
 
Ответ #3 - 07/21/06 :: 8:49pm

Maranta   Вне Форума
При исполнении
Москва

Пол: female
Сообщений: 2021
*****
 
тесты меня убили отдельно Улыбка
и закопали Улыбка

я серая, я не знаю, какой глаз выбили Соловью-Разбойнику! все пропало! Улыбка
 
IP записан
 
Ответ #4 - 07/21/06 :: 9:48pm
Исхэ   Экс-Участник

 
(подмигивая) Маранта, голосую за "попал в Добрыню Никитича" - так оно будет хотя бы в чем-то гармонично  Подмигивание
 
IP записан
 
Ответ #5 - 07/21/06 :: 11:37pm

Kosachov_Andrey   Вне Форума
Дорогой гость
Я люблю этот Форум!
Белёв, Тульской обл., Россия

Пол: male
Сообщений: 183
***
 
А ещё лучше - в вытрезвитель! Смех Я даже смеятся не мог при прочтении. Нет слов...
 
IP записан
 
Ответ #6 - 07/22/06 :: 3:14am

Maranta   Вне Форума
При исполнении
Москва

Пол: female
Сообщений: 2021
*****
 
забавно: еще до того, как открыла тред в первый раз, прочитала его название как "литература в шоке" : -)
так до сих пор на заголовке треда и спотыкаюсь...
литература в шо... тьфу, в школе...
 
IP записан
 
Ответ #7 - 07/25/06 :: 10:48pm

Taliasan   Вне Форума
Матерый
Нас двое. Мы сестренки.
Санкт-Петербург

Пол: female
Сообщений: 286
****
 
Согласны с Исхэ Улыбка. И вообще, литература в школе - это и не литература вовсе, и даже не попытка ее изучения, а навязывание однозначного учительского/учебниковского и т.п. мнения, хотя ясно, что литература не может быть однозначной, и каждый видит ее по-своему. И если в школе пытаешься думать своей головой и чувствовать своими органами чувств, почти стопроцентно додумаешься и дочувствуешься до двойки. А урок литературы весьма нередко строится так - я, учитель, весь урок говорил вам об этом произведении, а теперь вы, ученики, напишите в сочинениях то, что я рассказал. Немудрено, что в итоге все тридцать классных сочинений одинаковы и отличаются только уровнем грамотности. Или это у нас была такая школа?
Но дело не только в школе. Многие вузовские литературоведы считают, что их мнение единственно правильное и позволяют себе судить, о чем думал Лермонтов, когда писал те или иные строки... А Лермонтов в большинстве случаев ни с кем не делился тем, о чем он думал. Тем более с современными литературоведами.
Так что, все эти "тесты" весьма адекватны современному состоянию школьного обучения литературе...
 
IP записан
 
Ответ #8 - 07/26/06 :: 2:00pm
Исхэ   Экс-Участник

 
Нну, на тему всех этих домысливаний у нас, помнится, преподавательница на теории литературы хорошо проезжалась, мол, тот же Лермонтов премного бы удивился, наверное, узнав, что о нем думают современные "веды". И, возможно, даже захотел бы набить им выражения лица. А в школах, нет, не во всех, конечно, подобная фигня - нам в свое время с преподавателем языка/литературы сказочно повезло. С другой стороны, это везение достаточно мало кто ценил, абсолютное большинство присутствующих явно предпочло бы пересказ изложенного.
 
IP записан
 
Ответ #9 - 07/26/06 :: 5:42pm

Хольгер   Вне Форума
Живет здесь

Пол: male
Сообщений: 3816
*****
 
По ассоциации вспомнился юмористический рассказ начала 80-х годов.
Выпускной экзамен по литературе в школе. И на него приходят Пушкин, Лермонтов, Гончаров... -- послушать, что о них говорят.
Выходит первый ученик, с билетом "Творчество Пушкина". И начинает: "Онегин был лишним человеком...". После этих слов Пушкин удрал!
У второго ученика вопрос -- "Герой нашего времени", и он начал: "Печорин был лишним человеком...". После этих слов и Лермонтов удрал!
А Гончаров удрал с экзамена, услышав, что лишним человеком был и Обломов.
 

Lutar e vencer!
IP записан
 
Ответ #10 - 07/29/06 :: 6:21am

Tiemon   Вне Форума
Матерый
Назгул №54
Липецк

Пол: male
Сообщений: 275
****
 
Вчера сдавал ЕГЭ по литературе.
Это ужас.
Дано - "Капитанская дочка" (приведен отрыков), одно из стихотворений Фета (полностью) и "Вишневый сад" (опять же отрывок). Абсолютное большинство вопросов - по этим осколкам. Нерешительный

Еще из "ужасов нашего городка". Вопрос, на который надо дать развернутый ответ - "Как повлияло отцовское наставление на судьбу Гринева? В каких произведениях русской литературы показано влияние заветов отцов на детей?"
Объем "развернутого ответа" - 4-6 предложений. Круглые глаза

А еще попалась забавная опечатка:
Жанр "бытовая дама"



Цитата:
Лермонтов премного бы удивился, наверное, узнав, что о нем думают современные "веды". И, возможно, даже захотел бы набить им выражения лица.

Тогда на дуэль вызывали Подмигивание
Хотя некоторых я вообще неблагородно убивал бы на месте

Цитата:
А урок литературы весьма нередко строится так

..."кто хочет тройку - может не ходить вообще". Так было у нас.
На литературе бывало по 12-15 человек из 29. Смущённый
 

Да здравствует мордорская авиация!!!
IP записан
 
Ответ #11 - 09/03/19 :: 7:00pm

Маша   Вне Форума
Зашел поглядеть

Пол: female
Сообщений: 2
*
 
привет
 
IP записан
 
Ответ #12 - 09/03/19 :: 7:00pm

Маша   Вне Форума
Зашел поглядеть

Пол: female
Сообщений: 2
*
 
Василий налаживает в стрелковой роте связь. Он пробирается в погребок, который обнаружил по дороге, и ждет, когда туда вернется немец. Враг появляется неожиданно и ранит Теркина в правое плечо. Через день туда приезжают танкисты и забирают раненого Василия.

Источник: https://nauka.club/literatura/kratkie-soderzhaniya/vasilij-terkin.html
 
IP записан
 
Ответ #13 - 09/28/21 :: 8:01pm

Luz-das-Estrelas   Вне Форума
Живет здесь

Сообщений: 1004
*****
 
Отчасти сюда, если что, можно перенести, потому что это именно к произведению, изучаемому на уроках литературы в школе. А именно - попытка реконструкции 10-й главы "Евгения Онегина": http://chernov-trezin.narod.ru/Onegin.htm.
 

Lutar e vencer!
IP записан
 
Ответ #14 - 11/01/21 :: 8:54pm

Luz-das-Estrelas   Вне Форума
Живет здесь

Сообщений: 1004
*****
 
Татьяна Касаткина

Как и зачем читать Достоевского

Отвечая на вопрос, вынесенный в заглавие статьи, прежде всего нужно сказать, что в настоящее время произведения Достоевского входят в России в школьную программу (обязательный для изучения текст с 1968 года – «Преступление и наказание», рекомендованный для изучения в 1990-х – начале 2000-х – «Идиот»; в младших классах – «Мальчик у Христа на елке», в  один из учебников включены «Белые ночи», во внеклассное чтение может входить любой из великих романов и почти любое из ранних произведений по выбору учителя, также во внеклассное чтение могут входить и художественные тексты «Дневника писателя» и т.д.), и поэтому совсем миновать произведения Достоевского человеку любого возраста, учившемуся в российской школе, сложно, хотя и не так сложно, как итальянцу миновать произведения Данте, а англичанину – Шекспира, поскольку в советский период Достоевский десятилетиями не был включен в школьную программу для чтения, а иногда даже не упоминался в учебниках . И все же уже более 50 лет он входит в программу для обязательного чтения. Это вовсе не значит, что произведения, входящие в эту программу, все читают, но это значит, что в каком-то виде (в виде, например, устойчивых предрассудков, касающихся как событий биографии писателя и его личностных качеств, так и свойств его текстов) они усваиваются практически всей популяцией даже без или еще до чтения.
Начнем с тех, кто Достоевского не любит и не читает – и при этом считает нужным или испытывает потребность говорить об этом публично, часто довольно пространно и по возможности громко. Эта категория «нечитателей» гораздо легче типологизируется: читают Достоевского по гораздо большему количеству причин, чем «не читают». Как правило, именно «нечитатели» транслируют устойчивые и довольно легко каталогизируемые стереотипы относительно писателя и его творчества. Относительно текстов это представления о «плохом стиле» Достоевского, о его «истеричности», «мрачности», о «полоскании грязного белья» и «выворачивании наизнанку» человека. Эти стереотипы воспринимаются на дорефлексивном уровне, как приемлемые объяснения эмоционального неприятия творчества писателя. Борющиеся с Достоевским идеологически добавляют к вышеназванному «проповедь страдания» и «апологию унижения» личности. Надо сказать, что эти стереотипы (все без исключения) воспроизводят то, что транслировали школьные учебники советского периода.
Практически все эти стереотипы образовались в советскую эпоху – или ранее ее в социалистических кругах, а на самом деле – они неизменно циркулируют в любых кругах, ориентированных на экономическую составляющую как на основу человеческого взаимодействия. Интересно, однако, понять, с чем именно в творчестве Достоевского связаны эти стереотипы.
Достоевский – весь про человеческое взаимодействие, а потому и делиться по отношению к нему читатели будут в соответствии со свойственными им и приемлемыми для них способами взаимодействия с окружающим миром и другими людьми.
Во-первых, Достоевский оказывается неприемлем для тех, кто выстраивает свое общение с другими функционально, при этом идеология может быть любая и самая прекрасная: определяющее тут то, что плохо воспринимающий Достоевского читатель привык либо быть единственным полноценным субъектом своего мира, либо взаимодействовать с окружающими на основе четких схем и протоколов (в этом случае он и сам не вполне субъектен, и именно отсюда берется представление о писателе, «копающемся в грязном белье» – все, что происходит за пределами схемы «побуждение – правильное/неправильное суждение/действие»: сомнения, метания, неуверенность в выборе, двойные мысли, противоречивые желания, – объявляется таким читателем болезненным психологизированием, которое нужно скрыть от окружающих и от себя самого как нечто стыдное). Именно для таких читателей Достоевский «вязок» и невнятен, он не дает простых рекомендаций, готовых решений для якобы «повторяющихся» ситуаций. А если дает – то они оказываются очень неудобными. Например, он показывает, что отобранные прекрасным и возвышенным молодым человеком у противной старушонки деньги странным образом не «работают», ими нельзя сделать ничего полезного, а если к тому же еще убили их неправедного владельца – то и вообще ничего. При этом практически каждому встреченному нуждающемуся можно помочь «настоящими своими» деньгами (так скажет Раскольников испуганной Соне о данных им на похороны средствах), как бы мало их у человека не было. То есть – даже деньги оказываются не безличным средством всеобщего обмена, есть «хорошие» и «плохие» деньги, и «плохие» деньги не годятся ни для спасения, ни для созидания. Достоевский весь о том, что в мире нет похожих людей и повторяющихся ситуаций, и даже вещи не безличны и не однозначны функционально – и для ряда читателей это оказывается «усложнением», разрушительным для их картины мира. Достоевский всегда вынуждает людей ставить вопросы и отвечать на них на более глубоком уровне, чем им привычно и на гораздо более глубоком уровне, чем им удобно. Характерно, что в постсоциалистический период, при попытке изменить изучение произведений Достоевского в школе, основанное на прежних стереотипах, возник новый стереотип «слишком сложного» писателя.
Надо сказать, что неприязнь в данном случае вполне взаимна: при том, что у Достоевского нет отрицательных героев, у него есть герои плоские. Достоевский любит смешного и нелепого, поющего с чужого голоса Лебезятникова, который в одном из самых драматических мест романа умудряется стать лицом Бога и спасти Соню от обвинения в воровстве, но Лужина, для которого единственный субъект в мире – он сам, Достоевский не любит и не воспринимает.
Вторая (или та же самая, но описанная другим образом) причина невосприятия Достоевского – нежелание или невозможность выходить на духовный уровень бытия и взаимодействия, желание и потребность остаться на уровне душевном.
Душевный уровень не предполагает полной и бескорыстной самоотдачи – он рассматривает «паритетный обмен», существование на основе взаимовыгоды как высший уровень человеческого сосуществования (низшим уровнем будет полная объективация, пожирание другого). И такое видение (видение доброго язычника, который и с людьми, и с богами выстраивает отношения на принципе do ut des), несмотря на две тысячи лет христианства, все еще гораздо внятнее человечеству, чем та полная самоотдача, которую каждому предложил Христос как способ обретения себя и Бога в Нагорной проповеди. Достоевский же видит и показывает, что настоящее счастье человек обретает только тогда, когда весь вкладывается в бескорыстную самоотдачу – и что, чем он дальше от такой самоотдачи, тем более он одинок и несчастен, и жаждет и требует отдачи другого, которая, однако, никогда не сможет его насытить. Ибо Достоевский показывает (в последнем романе – уже совсем впрямую, в басне о луковке), что реальное бытие, онтологическую подлинность получает лишь отданная вещь, в то время как присвоенная вещь рассыпается в прах. Парадоксально – нас питает та кровь из нашей груди, которую мы, как пеликан, проливаем, чтобы насытить птенцов.
«Нечитатели» (повторяю – я говорю лишь о тех, кто громко, во всеуслышание «не читает» Достоевского, а не о тех, кто просто пошел другим путем и нашел себе других проводников), - так вот "нечитатели"  Достоевского в России (да, думаю, и в мире) – это люди, которые хотели бы подстроить Достоевского под себя, под свое видение мира и свои душевные нужды, хотели бы найти в нем, признанном (хотя и постоянно отрицаемом) основателе русской философии, подтверждение своей картине мира. Для них он предстает мрачным, жестоким, «певцом страдания» - потому что он открывает путь человеческой трансформации, а они не хотят перемены, ведь любая перестройка всегда болезненна, даже когда неправильно стоявшую кость ставят на место – болят окружающие ее мышцы. Чтение становится мучительным зазором между не хотящим меняться мной – и постоянно раздвигающим мои привычные границы текстом.
Читатели Достоевского в России (да и в мире) – это люди, которые раскрываются автору навстречу, видят в его текстах благовестие о своей настоящей природе, о способности быть открытым другому: человеку, миру и Богу, - и в этой открытости обретать свое истинное величие, свою силу, счастье самоотдачи. Счастье совпадать с собой, о котором грезил, но которого не находил в слишком тесных привычных и «приличных» границах, выстроенных людьми, чтобы не отдать своего.
Большинство читателей Достоевского – это люди, которые меняются, читая его, все с разной скоростью, кто – на миг, кто – навсегда переходя на новый уровень, к новому способу бытия; это люди, которые и читают его потому, что в процессе чтения с ними что-то происходит. Именно поэтому про книги Достоевского так часто рассказывают истории, вроде: «Я начала читать его роман “Идиот” – и не пошла в школу, и три дня не видела и не слышала ничего, только читала, пока не закончила книгу». Но вот признание читателя из письма к редактору журнала о Достоевском, опубликованное редактором; читателя, смогшего в полноте отрефлексировать, как и зачем он читает Достоевского: «Когда я впервые читал “Идиота”, - а по обстоятельствам жизни это было в больнице накануне операции, - то был не то что потрясен, а даже как бы вне себя. Пробежав глазами последние строчки, я захлопнул книгу и поцеловал переплет, буквально впившись в него губами, а потом прошептал: “бешеная икона… бешеная икона…” Я никогда не целую книги, если это не Библия, а слова о “бешеной иконе” сказались как бы сами собой, помимо моей воли, в стороне от моего сознания. Я потом долго думал и не мог понять, что же имелось в виду в этих словах; - что нечто положительное, это я понимал, но меня одинаково смущали оба эти слова – как “икона”, так и “бешенство”: “икона” применительно к роману выглядела неуместно-возвышенно и сакрально (это вам даже не “фреска” или “витраж”), а “бешенство” навряд ли можно считать похвалой или хотя бы просто одобрением… свести же оба понятия воедино вообще было невозможно, - но, однако же, я свел. Сейчас мне кажется, что я высказал в ту секунду вот какую мысль: в этом романе Достоевский (как и в прочих своих романах в целом) смешал между собою в неразъемное и живое единство оба плана бытия, почему возвышенно-небесное, неземное, духовное (икона) получило черты этого помраченного мира, его страстей, скорбей и стремлений (бешенство), притом то и другое невозможно ни расчленить, ни даже просто  воспринимать одно вне другого. Да и что есть сам человек, как не “бешеная икона” Бога?»
Вот это: смешение двух планов бытия – и ощущают с разной интенсивностью все читатели. Только одни видят здесь «загрязнение высокого низким» - и тогда «проповедь ненужного страдания» и «жестокий талант». Эти читатели хотят оставить священное в выделенном из профанного мира священном месте, храме, чтобы оно не грязнилось и не осквернялось смешением. Они, опять-таки, стремятся сохранить чистоту высокого, как добрые язычники.
А другие видят здесь проявление, пробивание, прорастание священного сквозь любое повседневное, явление образа Бога в любом, самом опустившемся человеке, - то соединение Божественного с человеческим, для которого только и приходил на землю Христос, сделавший весь мир – новым храмом и местом присутствия Божества. И они говорят о свете и радости, раскрытых в них самих книгами писателя, о его изумительном юморе, о головокружительных интеллектуальных виражах, о глубине, на которой по-новому раскрывается мир и все взаимодействия в нем.
Достоевского читают затем, чтобы научиться видеть в событиях собственной жизни ведущие и преображающие человека силы; чтобы научиться видеть в здешнем бытии то, что приходит из-за грани и не просто свидетельствует о запредельном, но ставит нас с ним в живую и неуничтожимую связь. Недаром в 1970-х и начале 1980-х годов в Советском Союзе в гонимую и почти опустевшую тогда Церковь пришли молодые люди, новые прихожане и священники, которые на вопрос: «Что привело тебя сюда?» - отвечали: «Читал Достоевского».
В заключение хочу процитировать записки недавно умершего художника, размышлявшего о значении искусства для человека очень близко к тому, как это делал Достоевский, хотя художник, скорее всего, не вспомнил его слов, когда писал свои: «Что мы знаем о жизни? Мы проходим жизнь по ее краю. Нам знакома крошечная часть ее территории. То немногое, что видел сам. То, в чем сам принимал участие. Все остальное – из третьих и четвертых рук, изредка – в рассказах тех, кто действительно много видел и сам это пережил. Чаще – в рассказах тех, кто что-то и где-то слышал. И, путаясь, пересказал другим. Искусство открывает нам жизнь глубже и правдивее, чем сама жизнь» .

(скопировано из ФБ Татьяны Касаткиной).
 

Lutar e vencer!
IP записан
 
Страниц: 1 2